Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

4 журналистки из Мехико бросают вызов судьбе

Данная статья входит в наш цикл публикаций о проблемах взаимоотношений полов и сексуальности в Латинской Америке и странах Карибского бассейна [анг.], написанных в сотрудничестве с Североамериканским конгрессом по Латинской Америке (NACLA) [анг.].

Невзирая на низкую зарплату и опасности, подстерегающие репортёров в самой опасной для журналистов стране [анг.] на американском континенте, некоторые женщины-журналисты в Мехико продолжают трудиться и преуспевать в этой профессии. 

В этой статье мы познакомим вас с четырьмя отважными женщинами-журналистами. Рассказывая нам истории о миграции, политике, своих мечтах и равенстве полов, они приоткрыли нам завесу своей жизни, чтобы показать, каково это – быть женщиной-журналистом в Мехико.  

Николь Медгенберг (Nicole Medgenberg)

nacla_nicНиколь – журналистка, родилась в Германии, переехала в Мехико для получения степени бакалавра. Сейчас она работает в неправительственной организации днём, а по вечерам трудится журналистом-фрилансером, освещая в основном блюда и путешествия. Она даже завела свой блог с рецептами под названием La cocinera con prisa [исп.] (“Готовим на скорую руку”).

Первое её знакомство с журналистикой состоялось, когда ей было 12 лет – Николь тогда создала с подружкой журнал. Николь вспоминает, как подружка подыскивала картинки в журналах, в то время как она сочиняла истории к каждой картинке. “Я по-прежнему храню этот журнал”, – говорит девушка с гордостью.

Николь утверждает, что Мехико предоставил ей те же возможности, что и любому другому человеку: “Я принадлежу к тому поколению и культурам, которые позволяют мне не сомневаться, имею ли я право голосовать, учиться или преуспевать в профессии наравне с мужчинами. Мне повезло – у меня немецкие и мексиканские корни, и мои родители – очень открытые люди, они поддерживают мою карьеру”. 

Для Николь главная проблема в журналистике – это низкие зарплаты: “Некоторые люди должны понимать, что если им нужен профессионал с хорошим опытом, то и относиться к нему следует подобающим образом, и платить ему вовремя [подобающие] деньги. Это профессия, где необходима любовь к своему делу и самопожертвование, но, к сожалению, платят за это мало”.  

Следите за Николь в Twitter: @NicMedgenberg

Элиа Бальтазар (Elia Baltazar)

nacla_elia“Не могу сказать, что меня кто-то дискриминировал или относился ко мне как-то не так из-за того, что я женщина. Мне кажется, это во многом связано с тем, что я знаю свои права. Я бы такого не допустила”, – так отвечает Элиа на вопрос о том, относились ли к ней как к репортёру иначе по причине её пола.  

Элиа родилась и выросла в Мехико, работает журналистом-фрилансером. Её день начинается между 4:30 и 5 утра – эти полчаса она посвящает чтению интересной книги (позже не будет времени). Затем она читает новости и составляет план на день. В 10 утра Элиа уже берёт интервью и изучает возможные сюжеты. Рабочий день её заканчивается в 10 вечера. 

Элиа всегда мечтала стать журналистом. Журналистика казалась ей одной из самых захватывающих профессий на свете, обязательно связанной с дальними странами. В старших классах она участвовала в создании школьной газеты и уже в 18 лет впервые устроилась на работу журналистом. 

Сотрудничая с журналистским сообществом Periodistas de a Pie [исп.], она пишет о правах человека и проблеме полов: “Я всегда предпочитаю писать с точки зрения равных прав для всех людей и упоминаю пол только тогда, когда очевидно, что права женщины были нарушены”. В её организации предпочитают писать не только о негативных моментах, но также находить и примеры историй успеха, опровергающих привычный неудачный сценарий жертвы, а также вдохновлять читателей собственными историями успеха. 

Элиа называет себя феминисткой; несмотря на то, что она разделяют не все феминистические теории, они стали частью её личностного и профессионального роста. Для неё главная трудность, с которой сталкиваются журналисты в Мехико – как мужчины, так и женщины – это низкие зарплаты и условия труда, “в которых трудно проводить настоящие исследования”. 

Следите за Элиа в Twitter: @eliabaltazar

Сандра Аполинар (Sandra Apolinar)

Nacla_sandyРодилась в Толуке – городе в 40 минутах езды от Мехико. Сандра – редактор музыкальной и технической рубрик в Swagger [исп.]. Её типичный рабочий день в редакции состоит из редактирования статей для веб-сайта. Она также изучает разные темы, чтобы предложить журналистам из своей команды сюжетные варианты для написания. 

“Я не очень-то люблю писать о скандалах с певцами, наподобие историй с Джастином Бибером или Майли Сайрус, но нашим читателям это интересно, и я должна об этом писать”, – признаётся она. Сандра хотела бы продолжить свою карьеру в качестве спортивного репортёра. Она большой фанат местной футбольной команды Diablos Rojos (“Красные дьяволы”), но осознает, что ей, как женщине, может потребоваться больше времени, чтобы сделать карьеру в этой сфере.  

Уже со старших классов школы Сандра знала, что хочет стать журналистом. Она говорит, что всегда писала для себя, а в 16 лет ей стало интересно писать и для других. Более 6 лет она каждый день ездит из Толуки в Мехико и обратно, и даже не живя в городе, заявляет, что ассоциирует себя со столицей и ни в каком другом месте не видит себя в качестве журналиста.  

“Самая большая проблема журналистов в Мехико заключается в том, что иногда они забывают, что нужно быть правдивыми и объективными, по крайней мере, насколько это возможно. Журналистика в Мехико не сделает значительный шаг вперёд, если журналисты будут продолжать лелеять своё честолюбие”, – заключает она.

Следите за Сандрой в Twitter: @sandiapolinar 

Далири Оропеза (Daliri Oropeza)

nacla_dali“Я всегда стараюсь собрать равное количество мнений: если беру интервью у 4 мужчин, то пытаюсь найти столько же женщин. Мне нравится быть справедливой в этом вопросе в своих статьях”, – поясняет Далири.

Далири родилась и выросла в Мехико. Её предки в нескольких поколениях работали в цирковой отрасли. Она единственный журналист в семье и гордится этим. Далири довелось пожить в разных пригородах Мехико – от Сан-Рафаэля до Ла-Рома, от Ла-Табакалера до Буена-Виста. Она влюблена в Мехико, и даже если поедет в другие города на учёбу, то признаётся, что всегда вернётся в столицу.

“Я – женщина, которая любит экспериментировать со своей работой. Я хочу попробовать что-то новое, и всегда ищу новые истории, новые мнения, которые нужно озвучить”. Сандра написала несколько статей о коренном населении юга Мексики в штате Чьяпас (Chiapas).

Для Далири стремление представить равное количество голосов мужчин и женщин – это её вклад в равенство полов. “Я не феминистка, но мне всегда хочется в своих историях писать о женщинах”, – говорит она. В одной из её любимых и недавних историй затрагивается тема дочерей политиков, которые тоже ушли в политику – это исследование, которое она провела, чтобы изучить “меньшинство меньшинства”. 

“В журналистике к мужчинам и женщинам разное отношение. Иногда некоторым мужчинам кажется, что из тебя не выйдет хороший репортёр, но не надо позволять, чтобы такие замечания влияли на работу. Эти люди некомпетентны”, – подчёркивает она, заключая, что работа в журналистике – это её страсть, и что она не представляет себя ни в какой другой профессии.

Следите за Далири в Twitter: @Dal_air

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо