Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Южная Корея собирается взять под строгий контроль онлайн-игры

Наркотики, алкоголь и азартные игры. Уже находясь под жестким контролем государства в Южной Корее, этот ряд пополняется четвертым социальным пороком – онлайн-играми.

Ранее в этом месяце законодатели Южной Кореи предложили законопроект [анг], регулирующий онлайн-игры подобно наркотикам и алкоголю. Согласно местным новостям, в прошлые выходные министерство здравоохранения сделало следующий шаг [кор] к ограничению, включив онлайн-игры в ряд четырех основных проблем, вызывающих зависимость [кор], и поставило тем самым вопрос под государственный контроль. Интернет-пользователи бурно отреагировали язвительными замечаниями и критикой. Неудивитльно, что предложение законопроекта также вызвало мощное негодование со стороны членов игровой индустрии, возмущенных приравниванию онлайн-игр к наркотикам и азартным играм.

New main image of the Korea Internet and Digital Entertainment Association's website
Новая главная страница сайта Ассоциации интернета и цифровых резвлечений Кореи выражает “соболезнования в адрес игровой индустрии Кореи”, намекая на то, что решение государства приведет к закату производства игр в Корее. Изображение используется с разрешения.

Ассоциация интернета и цифровых развлечений Кореи создала на своем веб-сайте онлайн-петицию [кор], утверждая, что подобный закон уничтожит корейскую игровую индустрию, составляющую 60 процентов всего цифрового контента страны. Всего за несколько дней петиция собрала более 55 000 подписей.

Социальные медиа Кореи наводнены язвительными комментариями о законопроекте. Отзывы некоторых пользователей говорят о том, как выгодно можно пользоваться новым законом, запрашивая отпуск по болезни:

Я рад, что игромания теперь признана болезнью. Я обязательно получу диагноз как страдающий от зависимости к играм в больнице компании.

Если зависимость от игр признается заболеванием, я бы получил право на отпуск по болезни и даже считался бы неработоспособным! Я бы смог приклеить знак инвалидности первой степени на мою машину, чтобы получать скидки. Игры этого стоят!

Некоторые серьезные отзывы озвучили беспокойство о том, что законодатели и депутаты не имеют достаточного понимания ни игровой индустрии, ни онлайн-пользователей:

Причина, по которой проблема зависимости от онлайн-игр сильно преувеличивается, заключается в том, что многие с трудом воспринимают концепт “виртуальной реальности”. Люди имеют склонность к беспричинному страху того, чего они не понимают. На самом деле, я думаю, что никто не знает наверняка, как игровая индустрия будет развиваться далее.

Несколько лет назад власти опубликовали статистику о пристрастии к играм, но позже выяснилось, что она была основана на информации, собранной о зависимости от интернета. Это был набор данных, негодный для доказательства существования зависимости от игр. Более того, это исследование считается безосновательным. В настоящее время они даже не пытаются использовать никакие данные, а слепо заявляют, что игры приводят к зависимости. Проблемы пристрастия к играм перестали быть темой рационального спора.

Законопроект о контроле над онлайн-играми вливается в контекст уже существующих разногласий по поводу системы шатдауна [анг], осуществляемой корейским министерством культуры, спорта и туризма. Эта система не позволяет подросткам возраста 16 лет и младше играть в оналйн-игры вне определенных временных рамок, – еще один пример печально известного бюрократического решения, по мнению некоторых пользователей сети, неосведомленного и неэффективного:

Вот вещи, характеризующие сторонников шатдауна. 1. Никто из них не имеет полного понимания деталей закона шатдауна. 2. Они не понимают права студентов. 3. Они не понимают истинные причины игровой зависимости. 4. Они не понимают структуру игровой индустрии. (Просто потому что они слышали, что игровые компании делают большие деньги, они предполагают, что игровые компании похожи на большие корпорации.

Многие пользователи сети утверждают, что власти не видят большой картины случайно или намеренно:

@idgmatrix:게임 중독이란 없다. 다만 여가와 놀이 시간의 심각한 부족이 있을 뿐이다. 원인과 결과를 뒤집지 말라. 우리의 연간 근무시간은 세계 1위를 달리고 있고[…]

@idgmatrix: Игровой зависимости как таковой не существует. То, что мы наблюдаем, это серьезный недостаток времени на досуг и развлечения. Не путайте причины проблемы с ее симптомами. Годовые часы работы в нашей стране являются самыми высокими в мире […].

На самом деле неудивительно, что наша молодежь страдает игровой зависимостью, потому что у них так много эмоциональных проблем. Понятно, что, перенеся 12 лет испорченной системы образования, они пытаются бежать от реальности в игры.

@kinophio: 게임중독 여론은 최소한 3개 층위의 크로스다. 학부모의 지지율이 절실한 정치권, 지위의 안전과 돈줄을 확보하고픈 정부부처/민간단체, 그리고 ‘진심으로’ 게임이 미운 학부모들이다.

@kinophio: Существуют следующие группы по интересам в дебатах об игровой зависимости: пололитические группы в отчаянном поиске поддержки родителей, отделения государства и частные организации, стремящиеся к защите своего статуса и источника дохода и, в конце концов, родители, которые искренне не любят игры.

Перевод: Ася Яхина

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо