Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Конфликт в Мали: кто с кем сражается и почему?

С тех пор, как кровавый конфликт в Мали начался 21 марта 2012 года, кризис перерос единичные столкновения, которые господствующие СМИ, исходя из исторического контекста, чрезмерно упрощали. В этой статье мы попытаемся распутать сложный клубок конфликта, когда жестокие сражения уже поглотили север африканской страны. Конфликт на севере Мали столкнул малайскую армию и ее союзников со множеством группировок повстанцев, сражающихся за большую автономию или независимость в регионе.  Они включают в себя исламистские группировки, такие как Аль-Каида в Исламском Магрибе, Движение за единство и джихад в Западной Африке [анг], Ансар ад-Дин и племена туарегов, которые относятся к политическому и военному Национальному движению за освобождение Азавада. Давайте попробуем понять, какими могут быть истинные причины войны в Мали [фр]:

Tout était en place pour que le Mali s’effondre et que le Sahel explose. Affaibli par les politiques d’austérité du FMI, longtemps paralysé par la Françafrique, victime du réchauffement climatique et de multiples sécheresses, le Mali est devenu l’une des pièces centrales du nouveau grand jeu sahélien. Revendication touarègue, djihadistes enrichis par le narcotrafic, déstabilisation libyenne et ambiguïtés algériennes, financements occultes saoudiens, stratégie à court terme des États-Unis et de l’Union européenne… Voici toutes les raisons de la guerre.

Все в Мали говорило о назревающем конфликте и взрыве в Сахель. Ослабленный строгой политикой, которую применил Международный валютный фонд [фр], парализованный так надолго политикой Франкофриг (Françafrique [анг]), ставший жертвой глобального потепления [фр] и периодов засухи [фр], Мали теперь играет ключевую роль в новой великой Сахельской трагедии. Притязания туарегов, джихадисты, разбогатевшие на торговле наркотиками, дестабилизация ситуации в Сирии и неопределенность в Алжире, тайные инвестиции из Саудовской Аравии, недальновидные стратегии Соединенных Штатов и Европы.… Все эти причины положили начало войне.

Протест жителей Тимбукту против экстремизма. Фото из Wikipedia, использовано согласно лицензии Creative Commons версии 2.0

Что будет с современным Мали? Муамаду эль Ади Ба (Mouhamadou el Hady Ba) и Пьер Амат Мбеи (Pierre Amath Mbaye) в своей статье «Малайский кризис и уроки для Сенегала» [фр] объясняют, как Мали вышел из неудачной постколониальной федерации в регионе [фр]:

Conscients des risques liés à une fragmentation de la région et suivant leur idéal panafricaniste, Léopold Sédar Senghor, Mamadou Dia, Modibo Keïta et d’autres dirigeants avaient pourtant formé l’idée de reprendre l’ensemble constitué par l’administration coloniale, l’Afrique Occidentale Française, en le portant vers l’indépendance sous la forme d’une fédération. … l’opposition marquée des autorités françaises de l’époque associée à celle de Félix Houphouët Boigny futur Chef de l’Etat ivoirien, réduiront cette fédération à un face à face entre le Soudan français (aujourd’hui Mali)  et le Sénégal, au sein de la Fédération du Mali . Cette tentative échouera sur fond d’options politiques différentes et de compétition pour le pouvoir, avec, en arrière-plan, l’engagement du Mali aux côtés des partisans algériens, lors de leur guerre d’indépendance. Le 20 aout 1960, voit donc s’éteindre avec la dissolution de la Féвdération du Mali …

Полностью осознавая риски, связанные с разделенным на области регионом, следуя своим панамериканским идеалам, Леопольд Седар Сенгор, Мамаду Диа, Модибо Кейта и другие лидеры все еще готовы продолжать начатое с теми, кто создал колониальную администрацию, известную как Французская Западная Африка, протолкнув идею независимости как федеративное устройство. … Тем не менее, не было поддержки со стороны французских властей, которые тогда были связаны с Феликсом Уфуэ-Буаньи – будущим президентом Республики Кот-д'Ивуара. Это послужило началу борьбе за власть между Французским Суданом (сегодня Мали) и Сенегалом внутри Федерации Мали. Это попытка создания федерации в конечном счете провалилась, так как основывалась на различных политических интересах и борьбе за власть, несмотря на то, что обязательство Мали поддержать независимость Алжира ушло на задний план. 20 августа 1960 года завершился распад Федерации Мали…

Эрос Сана (Eros Sana) на сайте bastamag.net в своей статье «Мали: фактические причины войны» [фр] продолжает описывать, как тогда Мали пережила короткий глоток социализма перед военным переворотом, который привел диктатора к власти:

Nous sommes en 1960, le Mali accède à l’indépendance. Le premier président malien, Modibo Keïta, instituteur et panafricaniste, élu démocratiquement, a à peine le temps d’entamer une profonde réforme agraire avant d’être renversé en 1968 lors d’un coup d’état mené par Moussa Traoré, soutenu par la France. [Les vingt-trois ans de règne seront sanglants]. Moussa Traoré ne se contente pas d’appauvrir et d’affamer son peuple, il mène aussi une forte répression contre la minorité Touareg du Mali. Les Touaregs représentent environ 2 % de la population malienne. Ils sont également présents au Niger, au Burkina-Faso, en Mauritanie, en Libye et en Algérie.

В 1960 году Мали добился независимости. Первый президент Мали Модибо Кейта, учитель и панафриканист, избранный демократическим путем, просто располагал временем, чтобы навести порядок в реформе сельского хозяйства перед тем, как его свергли в 1968 году во время государственного переворота, организованного Мусой Траоре при поддержке Франции. Муса Траоре, 23-х летнее правление которого было кровавым, не был счастлив со своим народом, ужасно голодавшим, доведенным до нищеты, он также проводил жестокие репрессии в отношении туарегов, этнического меньшинства в Мали. Туареги представляют только 2% от всего населения Мали. Они также проживают в Республике Нигер, Буркина-Фасо, Мавритании, Ливии и Алжире.

Муамаду эль Ади Ба и Пьер Амат Мбеи указывают другую важную переменную в этом уравнении: рост торговли наркотиками [фр]:

L’Afrique de l’ouest est ainsi devenue un espace stratégique de négoce des stupéfiants, à la suite du renforcement de la répression aux Etats-Unis et au Canada. Cette situation va amener les narcotrafiquants à se redéployer vers l’Europe en trouvant de nouvelles routes, et à exploiter le potentiel de corruptibilité de l’Administration des Etats de la région pour assurer leur tranquillité. En 2009, la drogue était expédiée de Colombie, du Venezuela et du Brésil, et arrivait par les ports de Guinée Bissau et du Cap-Vert au Nord, et ceux du Ghana au Sud. Les cargaisons étaient ensuite réparties entre le Nigéria, la Guinée, le Sénégal, la Mauritanie, puis, remontaient vers le Maroc et l’Algérie. En novembre de la même année, le monde entier découvrait l’atterrissage clandestin dans le nord du Mali d’un triréacteur Boeing 727 chargé de cocaïne, l’évènement donnant lieu à une affaire popularisée sous le nom d’Air Cocaïne, avec des ramifications en Amérique du sud et en Europe. Un symbole stupéfiant d’insertion de l’Afrique dans l’économie mondialisée, pourrait-on dire avec malice, si la situation n’était à ce point inquiétante.

И так Западная Африка стала стратегической точкой на карте наркоторговли после значительных усилий со стороны Соединенных Штатов и Канады по ее пресечению. В итоге, сложившаяся ситуация стала причиной того, что наркоторговцы сосредоточили свое внимание на Европе и стали искать новые пути, использовать коррумпированных государственных чиновников в регионах, чтобы заручиться гарантиями мира. В 2009 году наркотики экспортировались из Колумбии, Венесуэлы, Бразилии и доставлялись в порты Гвинеи-Бисау и Кабо-Верде на севере и Ганы на юге. Груз распределялся между Нигерией, Гвинеей, Сенегалом и Мавританией и снова собирался вблизи Марокко и Алжира. В ноябре того же года весь мир узнал о нелегальной посадке трехмоторного Боинга 727, загруженного кокаином. Это событие дало начало скандалу, общеизвестному как “воздушный кокаин” [анг], который отразился на Южной Америке и Европе. Для многих это стало символом попытки Африки влиться в мировую экономику, с одной стороны приносящей только вред, с другой, сложившаяся ситуация любого поставит в тупик.

Отдавая должное влиянию Саудовской Аравии, эксперт по региону Сахель Морис Фрён (Maurice Freund) объясняет в интервью [анг] на сайте Afrik.com, что исламский экстремизм пустил корни более двух десятилетий назад, когда организации, финансируемые Саудовской Аравией, помогали малайцам там, где правительство их подводило. «Мы опоздали, в Мали нужно было начать действовать 20 лет назад!» – говорит он.

Il y a déjà plus de 20 ans, je rencontrais des Pakistanais et des Soudanais financés par les Saoudiens qui prêchaient le wahhabisme sous forme d’organisation humanitaire, en effectuant la construction de puits, de mosquées. Ils comblaient les carences des autorités dans le domaine social. D’où la prolifération des djihadistes. Le développement du wahhabisme dans le nord-Mali a commencé il y a déjà 25 ans.

Больше 20 лет назад я встречал пакистанцев и суданцев, которых финансировала Саудовская Аравия. Они проповедовали ваххабизм [ультрарадикальное направление в исламском суннизме] под видом гуманитарных организаций, возводя колодцы и мечети. Они компенсировали бездействие властей в социальной жизни общества. Отсюда вытекает распространение движения джихад. Ваххабизм появился на севере Мали еще 25 лет назад.

Пытаясь отследить появление движения джихад в Сахель, Абу Джаффар (Abou Djaffar) поясняет на страницах своего блога [анг]:

En 1996, pourtant, il ne s’agissait même pas d’un front secondaire, mais simplement de l’arrière-cour de la guerre civile algérienne.

Тем не менее, в 1996 году даже не возникало вопроса о существовании второго фронта в алжирской гражданской войне, фактически боевые действия происходили почти на заднем дворе.

Последствия [фр] свержения Муаммара Каддафи, который финансировал Мали в больших объемах, отозвались на неустойчивой ситуации в Мали во время ливийской гражданской войны 2011 года, пишет Эрос Сана:

En plus d’investissements lourds, Kadhafi multiplie les financements à petite échelle : écoles, dispensaires ou routes dans l’ensemble du Mali. Lorsque Kadhafi et son régime disparaissent, ce sont d’un côté de très nombreuses armes et des centaines d’hommes aguerris qui s’exilent dans le Sahel ; et de l’autre, des flux de plusieurs centaines de milliers d’euros qui se tarissent. Pour un pays dont plus de la moitié de la population vit avec moins d’un dollar par jour, c’est une importante manne qui s’envole. Après avoir appuyé militairement le renversement du régime libyen, les puissances de l’Otan auraient dû prévoir ce vide causé par la chute du colonel et le combler. Cela n’a pas été fait.

Не прибегая к крупным инвестициям, Каддафи увеличивал финансирование небольшими объемами: школы, медицинские центры, дороги по всему Мали. Когда Каддафи и его режим были отстранены от власти, остались, с одной стороны большое количество оружия и сотни закаленных войной мужчин, которые были изгнаны во все уголки региона Сахель; с другой стороны испарились несколько сотен тысяч евро, которые раньше вливались в страну. Для страны, в которой половина населения живет меньше чем на 1 доллар в день, эти инвестиции были важным источником хлеба с маслом, который исчез. После того, как военные силы НАТО оказывали поддержку свергнутому ливийскому режиму, им следовало предвидеть, что после падения полковника образуется вакуум, и заполнить его. Этого не было сделано.

Пользователь Twitter @Abdou_diarra предвидел в своем блоге [фр] образование новых регионов [фр] в северной части Мали перед военным государственным переворотом, в результате которого в марте 2012 года был бы свергнут президент Амаду Тумани Туре.

Блоггер ASKIAMOHAMED пишет о туарегах [фр] и их требованиях:

Elle commence le 17 janvier 2012 soit 2 mois avant le coup de force à Bamako, les rebelles attaquent Menaka, Tessalit et Aguel’hoc avant d’y être chassés par l’armée malienne. Un véritable jeu de chaises musicales a lieu durant près de un mois dans les villes à la frontière algérienne entre l’armée, le Mouvement national de libération de l’Azawad (MNLA) ainsi que le groupe Ansar Dine et leurs alliés d’ al Qaida au Maghreb islamique. Le massacre de militaires maliens par les rebelles et leurs alliés à Aguel’hoc, à l’arme blanche va profondément choquer le peuple malien et mettre à jour les failles de l’armée et l’animosité de cette rébellion. Début avril le coup d’état consommé le MNLA et leurs alliés islamistes contrôlent les deux tiers du Mali, l’armée malienne désorganisée par le coup ayant déserté. En effet le coup d’état a désorganisé la chaine de commandement de l’armée et a mis à jour la fragilité de cette dernière et a donc conduit à cette débandade ou « retrait stratégique ». Le MNLA proclame l’indépendance de cette zone le 6 avril 2012 car elle considère que c’est le berceau de la civilisation touareg, un fait inédit dans l’histoire car aucun peuple nomade ne s’est jamais réclamé d’un territoire avec des frontières bien dessinées. De plus historiquement sur cette terre il y avait l’empire Songhaï fondé à Koukia au 7ieme siècle, par les Sonrhaïs, et les Berbères et dirigés par le chef Za el-Ayamen, qui fuyaient devant l’invasion arabe. Ce métissage entre Sonrhaïs et Berbères donnera la dynastie des Dia. Puis vint la dynastie de Sonni ali ber et des Askia avec Gao pur capitale, avant de sombrer au 16ieme siecle sous l’invasion marocaine. Il y a également eu l’empire peul du Macina et l’empire toucouleur au 19ieme siècle. De plus de nombreuses tribus, Bozos (pécheurs) et dogons peuplaient cette zone. Donc il n’y a aucune légitimité historique à cette demande.

Это началось 17 января 2012 года. За два месяца до того, как показать свою силу в Бамако, повстанцы атаковали города Менака, Тесалит и Агейль-Ок (Aguel’hoc) до вытеснения малайской армией.

В течение почти месяца в городах у границы с Алжиром в игру «музыкальные стулья» на равных условиях играли как армия и Национальное движение за освобождение Азавада, так и Ансар ад-Дин со своими союзниками и Аль-Каидой в Исламском Магрибе.

Резня, устроенная малайской армии малайскими повстанцами и их союзниками в Агейль-Ок (Aguel’hoc), предсказав поражение армии, жестоко шокировала малайцев и настроила их против восстания.

К началу апреля 2012 года государственный переворот [против президента Амаду Тумани Туре] уже завершился, Национальное движение за освобождение Азавада и его исламские сторонники контролировали две трети страны. Малайская армия, переворот которую застал врасплох, дезертировала.

Фактически повстанцы устроили череду засад командованию, используя их уязвимые места, что привело к рассеиванию сил армии или «стратегическому отступлению».

6 апреля 2012 года Национальное движение за освобождение Азавада провозгласило независимость этого региона, так как предположительно именно здесь находится колыбель цивилизации туарегов, что создало беспрецедентный случай, потому что до этого ни один кочевой народ никогда не требовал территории с точно определенными границами.

Более того, согласно истории, в этом регионе находилась Сонгайская империя, основанная в 7-ом веке в Кукии (Koukia) сонгайцами и берберами под предводительством За эль-Эамана (Za el-Ayamen). После арабского вторжения империя исчезла. В результате смешения сонгайцев и берберов возникла династия Диа [фр]. После нее пришли династия Сони (Ши) Али Бер и Аския Мохаммед I со столицей в Гао, прежде чем они погибли в 16-ом веке после марокканского вторжения. Здесь также находились империя Массина [анг] и Тиджания Омара ал-Хаджа в 19-ом веке. И это не упоминая различные племена, такие как Бозо (племя рыбаков) и Догоны, проживавшие в этом регионе. Таким образом, у требований туарегов нет никаких исторических оснований.

В данном контексте Франция вторгается [фр] на территорию своей бывшей колонии, чтобы устранить исламистов, что известно как операция “Сервал”.

Хотя многие, также как и автор статьи “Новости беспорядков” [фр],  считают, что Франция вмешалась в дела Мали только исходя из своих собственных интересов, такие спекуляции [фр] следует обсуждать осторожно:

… il y aurait plus d’uranium au Mali qu’au Niger, et après avoir sécurisé les ressources libyennes (en excluant les émergents), les Français chercheraient à faire de même dans le Sahel. … qu’on ne fait pas de guerre pour des ressources qui ne sont encore que spéculatives, puisqu’on n’en connaît pas la quantité réelle et qu’on n’en voit pas encore la couleur. Arguments assez naïfs mais peut-être corrects pour le cas d’espèce.

Предположительно, в Мали может быть больше урана, чем в республике Нигер. После того как были обеспечены ресурсы Ливии (еще не подсчитанные, только сейчас обнаруженные, и только сейчас исследуемые), французы принялись за поиски чего-то подобного в регионе Сахель. … Мы не пошли бы войной за “потенциальные” ресурсы [анг], поэтому мы знаем их фактическое качество и количество. Аргументы, предполагающие наличие ресурсов, прежде всего наивны, но возможно не полностью лишены оснований в данном случае.

Виррияму (Wirriyamu) отвечает в своей статье “Не позволяйте об этом говорить” [фр]:

Je suis convaincu désormais que certains trouvent totalement anormal le soutien de l’opinion malienne, et au-delà africaine, à cette intervention. Ils mettent cette adhésion le plus souvent sur le dos de la naïveté ou de l’ignorance, c’est selon. Ce qui montre que beaucoup, trop nombreux à mon goût, pensent encore que les Africains n’ont pas leur place sur le chemin de l’histoire qui se fait sans eux, hors d’eux. Bref, ils subissent tout.

Сейчас я убежден, что некоторые указывают на поддержку населения Мали, но не упоминают, что африканцы также поддерживают это вторжение, что совершенно ненормально. Они обычно объясняют такое поведение либо наивностью, либо невежеством – и то, и то возможно. Это показывает, что многие, слишком многие, на мой взгляд, все еще считают, что африканцы не играют активной роли в истории [фр]. События происходят помимо их воли. По сути они жертвы.

PlayPlay

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо