Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Великаны, хакеры и тролли: место встречи мифов и сетевой активности

Сетяне называют “троллем” того, “кто намеренно размещает провокационное сообщение” с целью разжечь конфликт в Сети.

“Троллями” этих сетевых провокаторов окрестили неслучайно. Первоначальное значение слова уходит корнями в скандинавскую мифологию, где тролли – это  “существа, созданные для причинения вреда и сотворения зла.”

И в самом деле, у онлайн-мира намного больше общего с мифологическим миром, чем вы можете себе представить. Многие роли, появившиеся в Интернет-эпоху, очень сходны с той структурой, которая использовалась в традиционных сказках для передачи каких-либо фактов слушателям.

Например, Локи в скандинавском фольклоре – это ловкач, персонаж, нарушающий правила не по злому умыслу, а для создания игровой ситуации. В онлайн-мире ловкач – это информатор, чуждый условностям деятель, который оповестит о чём-либо мировое сообщество, чтобы спровоцировать общественные изменения. Например, бывший военнослужащий армии США Брэдли Мэннинг, которого обвиняют в передаче секретной информации WikiLeaks.

Подобным образом, кузнецы и гномы берут материал в сыром виде и строят из него объекты, позволяющие богам бороться против врагов. Они придают сырью пригодную для применения и понятную форму, подобно тому, как профессиональные и гражданские журналисты поступают с информацией, размещаемой на сайте WikiLeaks.

А в германо-скандинавской мифологии, когда Tор с другими богами не смогли сдвинуть с места погребальный корабль Бальдра, чтобы он воскрес в мире ином, они послали за великаншей, обладающей сверхъестественной силой, чтобы сдвинуть корабль. В онлайновом мире группы с силой “великана”, такие как Анонимус, налегают своей массой на информацию или идеи с целью их пропаганды.

Информаторы и ловкачи

Illustration of Alfred Smedberg's The boy who never was afraid, John Bauer, 1912.

Иллюстрация к книге Альфреда Смедберга “Мальчик, который ничего не боялся”, Ион Бауэр, 1912 г. Открытый источник.

Часто ловкач привносит положительные перемены при помощи махинаций и воровства, несмотря на то, что его намерения далеки от благородных.  

Брэдли Мэннинг сам отметил это, когда во время дачи показаний признался в том, что заполучил секретную правительственную информацию о войнах в Ираке и Афганистане. Вот стенограмма [анг] его признания:

Я сделал копии таблиц CIDNE-I и CIDNE-A SigAct в рамках процесса резервирования информации. В момент, когда я это делал, у меня не было намерения использовать эту информацию для каких-либо других целей, помимо резервирования. Однако, позже я решил сделать эту информацию достоянием  общественности. В тот момент я верил и верю сейчас, что эти таблицы являются двумя из наиболее значительных документов нашего времени.

Его роль информатора (или, как говорят французы, “бьющего тревогу”) характеризуется целью – опять же, по его признанию [анг] – спровоцировать общенациональные дебаты касательно роли вооружённых сил и внешней политики США.

Своими действиями он помог восстановить коммуникацию между правительством, которое замалчивало правду, и народом, который был лишён этой правды.

Несмотря на то, что с чисто гуманистической точки зрения его решение может быть оправдано, тем не менее, это считается преступлением. Вышло так, что СМИ выступают против, отвергают и даже игнорируют [анг] Мэннинга.

WikiLeaks и кузнецы 

Впоследствии Мэннинг предоставил информацию WikiLeaks, который обработал и придал форму данным методом, не сильно отличающимся от метода кузнецов из мифологии.

Такие персоны, как Джулиан Ассанж и член парламента Исландии Биргитта Йонсдоттир обработали и проанализировали предоставленные Мэннингом данные. Их работа была журналистской, определяющей контекст, игроков и политические последствия для того, чтобы эта информация произвела полный эффект.

Джулиан Ассанж так описал свою роль [анг]:

Квантовая механика и современный уровень её развития снабдили меня теорией перемен и правильным пониманием того, как одно явление порождает другое.

Иначе говоря, до тех пор, пока ключевые данные не будут явным образом определены, они останутся неточными и неуловимыми.

WikiLeaks – не единственный субъект, принявший на себя роль кузнеца. Гражданские журналисты тоже играют роль в ковке информации и придании ей доступной для понимания формы.

Важным тому примером служат обширные исследования и работы по распространению, проводимые прежде всего Хизером Марш (Heather Marsh) и Джемилой Ханан (Jemila Hanan) и связанные с условиями жизни мусульманского меньшинства – сообщества рохинджа в Мьянме, подвергающегося преследованиям.

Такая журналистская работа – это больше, чем просто посредническая роль, как пояснила Ханан в своём блоге [анг] в феврале 2013 г.:

Не существует прецедентов использования социальных медиа с целью прекращения геноцида – это неизведанная территория. Нам нужно использовать социальные медиа, чтобы творить и быть медиа, нам, народу.
Наши цели таковы:
1. распространять информацию;
2. устанавливать связи;
3. побуждать людей к действиям.

Анонимус и великаны

Однако информация Мэннинга и анализ WikiLeaks не имели бы смысла, не будь аудитории. Недостаточно было просто обнаружить информацию и придать ей форму – должно было вмешаться что-то, чтобы информацию всё же прочитали.

Группа хактивистов Анонимус взяла на себя эту роль, использую свою мощь, чтобы протолкнуть информацию, как пояснила бывшая сотрудница британской контрразведки Энни Mейхон [анг] в колонке комментатора для RT (Russia Today — англ. Россия сегодня; российская международная многоязычная информационная телевизионная компания):

Если вы можете сделать это в виртуальном пространстве, то весь мир узнает о ваших поступках и о послании, которое вы хотите донести миру. Как раз этого добился Анонимус с его нашумевшими атаками против конкретных израильских веб-сайтов.
Не будем называть их атаками: это распространяемое отрицание попыток управлять конкретными странами и конкретными веб-сайтами. Так что здесь мы видим своего рода автоматизированный массовый наплыв на конкретные веб-сайты, которые приводят к их полному выходу из строя.

В то время как для осуществления своих действий Анонимус полагается на данные, представленные и облечённые в форму гражданскими журналистами, их роль заключается не в ковке информации, подобно кузнецу, а во вливании информации с циркуляторной силой, с применением сверхъестественной мощи, подобно мифологическому великану.

Twitter, например, изобилует постами, касающимися их последних действий, такими как: #OpIsrael, #OpKashmir, #OpRohingya (привлекли внимание общественности к имеющейся информации о геноциде этого национального меньшинства), #ReformCFAA (входит в состав акций протеста против Закона о борьбе с компьютерным мошенничеством и злоупотреблениями [анг]) или #OpGabon против незаконной торговли человеческими органами.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо