Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Эдвард Сноуден – кто он?

Данная статья является частью нашей специальной рубрики “Сноуден: США следят за вами

Эдвард Сноуден – человек, раскрывший существование программ наблюдения за гражданами, осуществляемых Агентством национальной безопасности США (АНБ), – стал одной из самых обсуждаемых фигур в СМИ и в обществе. Кто он? Предатель? Герой? Беженец? Или шпион? Как следует относиться к тому, что он делает?

Когда 6 июня 2013 года Гленн Гринвальд опубликовал статью о программах наблюдения АНБ, в центре внимания оказалось именно содержание [анг] статьи. Однако четыре дня спустя, когда газета раскрыла свой источник, фокус сместился. Человек, который предоставил информацию, оказался интереснее самой информации, и Эдвард Сноуден стал предметом бурного обсуждения [анг].

23 июня 2013 года, когда Сноуден вылетел из Гонконга в Москву [анг], обострилась дискуссия о том, как относиться к этому ИТ-специалисту. Некоторые считали его беженцем, другие – шпионом. Ведь он сбежал от ареста, ордер на который был выдан двумя днями ранее в США, а кто-то даже предполагал, что Сноуден передал известную ему информацию российским спецслужбам [анг].

Многие, включая журналиста Блейка Хауншела (@blakehounshell), задаются вопросом:

@blakehounshell: Окей, @ggreenwald и @attackerman, Эдвард Сноуден все еще просто «информатор»?

Edward Snowden. Capture d'écran de la vidéo de son entretien via

Эдвард Сноуден: скриншот из видео с интервью, проведенного Лорой Пойтрас

Поскольку официальных определений на этот счет не существует, решить для себя, как называть действия Сноудена, должны сами люди, в том числе и журналисты. Ведь Сноуден не просто раскрыл информацию о программах наблюдения, он поднял вопрос о том, что каждый человек может сделать как гражданин. И его собственная жизнь стала примером этого решения.

Иноформаторство: моральная дилемма

«Информатор» (whistleblower) – термин, который придумал в 1970 году Ральф Нейдер, чтобы избежать негативного подтекста таких слов, как «шпион», «доноситель», «стукач». Он обозначает человека, которому становится известно о противоправных действиях правительства и который решает рассказать об этом общественности.

Вот что сказал по этому поводу сам Сноуден в интервью Guardian [анг]:

Меня подтолкнуло к действиям то, что многие высокопоставленные чиновники постоянно лгали членам Конгресса а в их лице и гражданам Америки, – а также осознание того, что этот Конгресс, в частности так называемая «Банда Восьми», полностью поддерживали эту ложь  [прим.: «Gang of Eight» – группа из восьми членов Конгресса США, имеющих доступ к секретной информации]. Если такой человек как Джеймс Клеппер, Директор Национальной разведки США, публично лжет и это не влечет за собой никаких последствий для него, значит наша демократия начинает разрушаться. Лояльность населения, которое не знает, что происходит на самом деле, – это не лояльность.

Брюс Шнайер, американский писатель и специалист по криптографии, выступает в защиту информаторов в своем блоге [анг]:

Информаторство – это нравственный ответ на безнравственное поведение власть имущих. Здесь важны не сведения об отдельных людях, а программы и методы, которые использует правительство. Я понимаю, что это означает, что я прошу от людей нарушить закон и подвергнуть себя опасности.

Такое поведение заставляет информаторов идти против довольно сильных организаций. Они дистанцируют себя от системы, которую считают несправедливой и неправильной, и заявляют об этом. Это уже само по себе является посланием – напоминанием о том, что в демократическом государстве правительство подотчетно не маленькой группе людей, а всему населению. Это напоминание о том, что каждый гражданин может что-то сделать.

Эдвард Сноуден говорит [анг], что так поступить его заставила совесть:

Те люди, у кого есть совесть, не будут делать вид, что не замечают совершаемого зла лишь из-за страха быть наказанными: им совесть не позволит.

Получение послания

Для информатора важно взаимодействовать с людьми – с публикой, роль которой посмотреть на полученную информацию со всех сторон. С публикой, которая будет реагировать на полученную информацию в соответствии со своими взглядами и выступать в роли судьи.

Прежде всего, люди будут обращать внимание на сами раскрытые сведения. Для этого необходимы умения и посредничество журналистов, которые оценивают аргументированность доводов. Правительству также необходимо сделать такую оценку. На вопросы других стран, в частности, о том, какого рода информацию собирали власти США о своих союзниках, их правительство отвечает обвинением Сноудена в шпионаже [анг]. Французское издание NouvelObservateur цитирует [фр] авторитетный источник в Европе:

Si c'est vrai que les Américains ont espionné leurs alliés, il y a aura des dégâts politiques. Cela dépasse de loin les besoins de sécurité nationale. C'est une rupture de confiance et on est parti pour quelque chose de très sérieux.

Если то, что Америка следила за своими союзниками, правда, ей будет нанесен большой политический урон. Дело не только в том, что у каждой страны существует потребность в национальной безопасности, но и в том, что было подорвано доверие к партнеру, а это уже серьезная проблема.

Затем взоры обращаются к самому информатору, к тем усилиям, которые он приложил для разглашения известных ему сведений. Восприятие его действий зависит в том числе и от того, какую позицию он занял. Почему он решил раскрыть информацию? Почему он нарушил закон? Почему сбежал? Куда? Почему его подозревают в шпионаже?

Такие вопросы помогают публике вынести разумное суждение. Сама по себе раскрытая информация – это лишь часть информаторства, и то, как она была раскрыта и как воспринята получателем, имеет не меньшее значение.

В своей гневной статье на Bakchich [фр] Жак Гайяр высказывается против нормализации шпионства в Интернете:

Mais l’abolition de nos jardins secrets est de nature à modifier à terme notre conscience de nous-mêmes, exactement comme un nouvel homme a surgi lorsque les miroirs ont été capables, enfin, de renvoyer une image très fidèle de notre visage (et même de notre nuque, si on a deux miroirs).

Je ne vois qu’une solution pour déjouer les pièges cumulés du business et de la National Security Agency : fabriquez-vous un « faux moi » sur les réseaux a-sociaux, faites des fautes d’orthographe pour laisser croire que vous êtes inculte et pauvre, exhibez des goûts de chiotte et inscrivez des morts au nombre de vos followers.

Но ведь исчезновение наших секретов со временем приведет к изменению нашего самосознания, точно так же как изменился человек после появления зеркала, в котором можно было весьма точно увидеть отражение своего лица – а иногда и затылка, если зеркал два.

Я вижу лишь один способ избежать ловушек как бизнеса, так и Агентства национальной безопасности: создавать себе «фальшивое я» в антисоциальных сетях, писать с ошибками, чтобы заставить их поверить в то, что вы необразованны и бедны, демонстрировать ужасный вкус и добавлять к себе в друзья ушедших из жизни людей.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо