Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Перу: монокультура угрожает водоснабжению Икитоса

Эта третья и финальная часть цикла из трех статей о проблемах водоснабжения города Икитос. Здесь первая и вторая части. В первой статье из цикла были освящены некоторые вопросы, касающиеся водоснабжения Икитоса, и разногласия, возникшие из-за проведения разведки нефти в бассейне реки Мараньон. Во второй статье были более полно раскрыты вопросы, связанные с «КонокоФилипс», а также описаны действия, предпринятые такими организациями, как Комитет по защите воды, чтобы спасти реку и решить проблему водоснабжения Икитоса.

В этой третье статье речь пойдет о монокультурах бассейна реки Мараньон и споре, возникшем между теми, кто поддерживает этот вид сельскохозяйственных культур, и теми, кто выступает против.

Борьба за водоснабжение Икитоса не лишена риска. Хосе Альварес (José Álvarez), ученый из Перуанского исследовательского института Амазонки (Peruvian Amazon Research Institute – IIAP), опубликовал статью по названием «Монокультуры у берегов Мараньон? Нет, спасибо» [исп], где он называет причины, по которым  Перуанский исследовательский институт Амазонки выступает против разведения масличных пальм в бассейне реки Мараньон,  особенно ее притока – реки Кураса (Curaca), которая протекает рядом с Национальным заповедником Альпауайо-Мишана (Allpahuayo-Mishana National Reserve [анг]).

Reserva Allpahuayo Mishana, cuenca del Nanay, Loreto, Perú.

Национальный заповедник Альпауайо-Мишана, бассейн реки Мараньон, регион Лорето, Перу. Фотография Маольоак (Maholyoak), опубликованная на Flickr под некоммерческой лицензией Creative Commons license (CC BY-NC-ND 2.0)

Вот эти причины:

- La cuenca del Nanay es la abastecedora de agua potable para la población de Iquitos y poblaciones aledañas, y cualquier alteración grave de la cobertura vegetal puede poner en riesgo la provisión de este vital elemento, tanto en cantidad como en calidad. Las plantaciones industriales de palma aceitera, además de implicar la tala de grandes extensiones de bosques nativos, requieren de altos insumos de agroquímicos y por tanto implican una grave amenaza de contaminación del agua. – Las zonas donde se está planificando establecer plantaciones de palma están cubiertas en su totalidad por bosques primarios muy poco alterados, los que apenas han sufrido una mínima extracción selectiva de algunas especies maderables y de fauna silvestre. Es política del Estado Peruano, y un compromiso formal ante la comunidad internacional, proteger los bosques primarios amazónicos, como una medida para reducir las emisiones de carbono y para contribuir a mitigar los impactos del cambio climático.

- Бассейн реки Мараньон – поставщик питьевой воды для жителей Икитоса и близлежащих деревень, и любые значительные изменения растительного покрова могут поставить под угрозу сохранение этого жизненно важного элемента как в количественном, так и в качественном отношении. Высадка масличных пальм в промышленных масштабах повлечет за собой, помимо уничтожения естественного лесного покрова на больших территориях, необходимость применения большего количества агрохимикатов, что в свою очередь создаст серьезную угрозу загрязнению воды.

- Площади, где планируется разбить плантации пальм, полностью покрыты девственными древними лесами, которые мало изучены: проводились исследования отдельных видов деревьев, пригодных для строительства, и представителей живой природы. Охрана вековых лесов Амазонки – часть политической программы правительства Перу и официальная обязанность перед международным сообществом как мера по снижению выбросов углерода с целью помочь уменьшить влияние на изменение климата.

Но, кажется, с этим не согласны те, кто организовал группу, предположительно из «крестьян» этих земель, которые вышли на демонстрацию в поддержку разведения масличных пальм, а также критикуют выступления Хосе Альвареса, что выразилось в лозунге «торгаш природными ресурсами» и призывах к изгнанию из страны.

В заявлении [исп] в поддержку исследователя группа жителей Икитоса ответила участникам демонстрации, что обвинения Альвареса «в том, что он не поддерживают разведение пальм и в том, что правительство не выделяет для этого ссуды» позволяют предположить, что подобные выпады могут исходить от тех, кто близок к местным властям.

Не все высказываются против разведения масличных пальм в бассейне реки Мараньон. Экономист Виктор Виллавиченчо ла Торре (Víctor Villavicencio la Torre), который работал региональным менеджером по экономическому развитию в правительстве региона Лорето, выступает [исп] «за»:

es imperativo adoptar o fijar una posición política regional respecto de la promoción y fomento para con un cultivo que, habiendo demostrado tener alta rentabilidad, bien puede constituirse en una alternativa para sacar de la pobreza, postración y miseria a cientos o miles de campesinos gracias a la alianza entre el Estado y la inversión productiva.

Esta alianza debe sacar del juego político a esos Organismos No Gubernamentales que reciben y administran el dinero proveniente de países que, digámoslo, son los primeros en atentar contra el medio ambiente y la biodiversidad de muchas naciones en el mundo.

Директива изменить направление региональной политики в сторону продвижения и поддержки сельскохозяйственной культуры обещает быть рентабельной и может быть отличной альтернативой для сотен и даже тысяч сельских жителей вырваться из нищеты, из жизни полной борьбы и страданий благодаря альянсу между государством и инвестициями.

Такой альянс выводит из игры те неправительственные организации, что получали и распределяли денежные средства, приходившие от стран, которые, посмотрим правде в лицо, первые, кто представляет опасность для окружающей среды и биоразнообразия многих других стран в мире.

Затем он снова и снова спорит, какую роль стоит играть государству:

el Estado debe fijarse como meta inmediata revisar las leyes que regulan la actividad agraria y forestal, para con ello arrancar las banderas “progres” que exhiben estos “caviares” del medio ambiente y dejar de ser pasivos espectadores de las acciones agresivas que desarrollan.

… encontremos un punto de convergencia que evite que la gente del campo, cansada de tantas promesas de cambio, termine incendiando la pradera y trayendo a la memoria colectiva los sucesos funestos de Cajamarca, Espinar, Madre de Dios y Bagua. ¿Eso queremos?. En lugar de la protesta tonta y el grito estridente, batamos palmas para la Palma Aceitera que será como batir palmas para Loreto.

Государству следует поставить текущей целью изменение законодательства в области сельского хозяйства и лесничества, для того чтобы вырвать с корнем этих «либералов из лимузинов» [анг] защитников окружающей среды, перестать быть пассивным наблюдателем тех решительных действий, которые они предпринимают.

Давайте найдем общие интересы, так мы сможем не затрагивать жителей деревень, уставших от бесконечных обещаний перемен, которые оборачиваются пожарами и вызывают в коллективной памяти роковые события в Кахамарке, Еспинаре [анг], Мадре-де-Дьос и Багуа [анг]. Это то, чего мы хотим? Вместо слабых протестов и громких криков давайте поаплодируем пальмовому маслу, что будет равнозначно рукоплесканию Лорето.

В ответ на это вышеупомянутый ученый биолог Хосе Альварез опубликовал [исп] другую статью, озаглавленную «Хроническая экономическая отсталость», в которой он приводит следующие аргументы:

Hablan de que los conservacionistas han gastado decenas de millones en proyectos financiados por torvos extranjeros que buscan frenar el desarrollo de nuestra región. Sin embargo, sólo en los últimos 30 años que llevo viviendo en esta tierra, me consta que los promotores del fracasado modelo de desarrollo agropecuario-extractivista, a quienes llamaremos “subdesarrollistas”,  han gastado no decenas, sino miles de millones de soles: […] proyectos agropecuarios fracasados, sueldos de funcionarios y consultores, e infraestructura agrícola improductiva (fábricas de harina de yuca, molinos de arroz, fábricas de leche, envasadoras de palmito, etc.) […] La gran pregunta: ¿alguien impidió que se promoviese durante estos años en la selva la agricultura y la ganadería, sin restricciones, en las comunidades de Loreto? No.

Они говорят о защитниках природы, которые тратят десятки миллионов на проекты, финансируемые недружественными иностранцами, пытающимися остановить развитие нашего региона. Тем не менее, только за последние 30 лет, которые я живу на этой земле, я знаю, что вдохновители уничтожения модели развития отрасли растениеводства, те, которых мы будем называть «разрушители экономики», потратили не десятки миллионов, а миллиарды солей на разрушение сельскохозяйственных проектов, зарплаты персонала и консультантов, создание непроизводственной сельскохозяйственной инфраструктуры (мельницы для получения муки из маниока и риса, молочные фермы, упаковка пальмового масла, и др.). Главный вопрос: кто-нибудь препятствовал им все эти годы развивать растениеводство и скотоводство в лесах без ограничений в окрестностях Лорето? Нет.

Он добавляет:

Pero su inepcia no ha sido gratis: gracias estos presupuestos y proyectos, los ‘subdesarrollistas’ se han llenado los bolsillos con comisiones, viáticos, coimas, expedientes, consultorías, asesorías, puestitos burocráticos, estudios de factibilidad, planes de negocios, planes de inversión, anteproyectos, proyectos y viáticos, sin que los ribereños e indígenas hayan mejorado en nada su calidad de vida, más bien se ha deteriorado.

Но их неуместность не обходится даром: благодаря этим бюджетам и проектам «разрушители» наполнили свои карманы комиссионными, командировочными, взятками, официальными документами, заработали консультациями, рекомендациями, непыльной работой в бюрократическом аппарате, проводя анализ осуществимости проектов, составляя бизнес-планы, планируя инвестиции, копируя проекты и создавая новые день за днем, без каких-либо качественных улучшений жизни жителей прибрежного региона или аборигенов; скорее она ухудшилась.

Тем не менее, бизнесмены продолжают проявлять большую заинтересованность [исп] коммерческими возможностями, предоставляемыми 620 000 гектарами (приблизительно 1,5 миллионами акров) в регионе Лорето, которые, согласно министерству сельского хозяйства, могут быть использованы для растениеводства, и которые окажут поддержку [анг] таким проектам.

Более того, ученые [анл] и исследователи продолжают изучение [исп] и предоставляют данные об опасности разведения масличных пальм  для хрупкой экосистемы Амазонки.  Они утверждают, что компании популяризуют обсуждение создания плантаций маличных пальм как восстановление лесных массивов благодаря тому, что правительство отдает предпочтение этой сельскохозяйственной культуре.

Даже президент Перу Ольянта Умала упомянул [исп] на последней пресс-конференции территорию Амазонки, верхнее течение реки Ульяга, как «потенциальное для коммерческого сельского хозяйства: для кофе, для какао, для пальмового масла, для разведения плодовых деревьев».

Как можно видеть, нет очевидного согласия среди вовлеченных в вопрос о том, как политика будет выбрана в отношении этого вопроса, касающегося каждого. С одной стороны те, кто поддерживает широкомасштабные инвестиции, а с другой – те, кто защищает окружающею среду. Усложняет проблему тот факт, что дискуссия об этом недостаточно распространена, и что не очевидна и не понятна информация, необходимая гражданам.

Оригинал статьи опубликован в личном  блоге [исп] Хуана Ареллано (Juan Arellano).

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо