Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Осиротевший в США, SOPA находит свой дом в России

Спорный американский Законопроект о прекращении онлайн-пиратства возвращается, чтобы стать законом в течение нескольких недель. Однако теперь речь идет не о США с ее многочисленным объединением интернет-компаний, организаций по правам человека и заинтересованных людей, победивших легализацию массивной акцией протеста в январе 2012 года. Закон, который предусматривает такое же наказание за нарушение авторских прав в сети, почти нашел своё место в России, где он называется “законопроект № 292521: Поправки к закону Российской Федерации о защите интеллектуальной собственности в информационно-телекоммуникационных сетях. СМИ называют его “русский SOPA”

14 июня 2013 Госдума одобрила первый законопроект с соотношением голосов 257 к 3 (один воздержался). Законодатели предприняли этот шаг несмотря на единогласное неприятие его со стороны российских интернет-компаний, которые на этой неделе бросились публиковать подробные отчеты о потенциальных катастрофических последствиях действий законодательства в отношении Рунета.

This image was created by Kevin Rothrock using Vladimir Putin's official portrait by the Russian Presidential Press and Information Office, 2006, CC 3.0.

Изображением создано Кевином Ротроком с использованием официального портрета Владимира Путина, 2006, CC 3.0.

Российский SOPA, механизмы.

Действительно, российский клон SOPA содержит в себе некоторые тревожные моменты. Правовой режим для уведомления интернет провайдеров о нарушении авторских прав, например, до смешного неадекватен. Правообладатель не должен указывать провайдеру конкретное место нарушения (не нужен даже url), таким образом интернет компании вынуждены вести постоянный мониторинг возможного нелегального использования материалов, (потенциально) защищенных авторским правом. Также закон вносит изменения в условия ограниченной ответственности, налагая на провайдеров и других интернет-посредников юридическую ответственность в ситуациях, когда они не осуществляют контроль за контентом, вызывающем сомнение. Российская поисковая система Яндекс предупреждает:

[…] позволяет прийти к абсурдному выводу о том, что, получив уведомление правообладателя о потенциальном нарушении, имеющем место при передаче материала, провайдер, осуществляющий передачу, будет обязан каким-то образом прекратить такую передачу в отношении конкретного материала, что технически невозможно.

 

Российская ассоциация электронных коммуникаций (РАЭК) , принимавшая участие в рабочей группе по созданию анти-пиратского законодательства от Министерства культуры, также подвергла критике отсутствие закона, рассматривающего возможность законного использования защищенных авторским правом материалов. Кроме того, РАЭК протестует против условий закона, по которым провайдеры должны принимать временные меры до подачи правообладателем официального заявления в суд. Многие противники Российской SOPA ссылаются на эту часть закона в качестве примера внесудебной цензуры.

В соответствии с законодательством, Московский городской суд будет выступать в качестве суда первой инстанции во всех гражданских делах, связанных с нарушением авторских прав в сети. Для первого обращения в суд с жалобой на злоупотребление собственностью в сети необходимо доказательство того, что лицо владеет этой собственностью, и доказательство того, что кто-то ей пользуется. (Как предполагается, суд ничего не предпримет без этих вложений). Затем суд определяет срок, не превышающий 15 дней, в течение которых истец должен подать официальное исковое заявление, на самом деле приводящее судебный иск в исполнение. В течение 2-х недель между первоначальной жалобой и возможностью подать иск суд Москвы поручает провайдерам принять “временные меры” , чтобы удалить сомнительный контент, или их ожидает блокирование главного IP адреса при невыполнении этого требования в течение трех дней. Если истец не подает иск по прошествии 15 дней, суд не рассматривает дело и отменяет приказ о временных мерах. РАЭК утверждает, что в законодательстве ничто не помешает правообладателям обращаться в суд каждые две недели, так и не подав официального искового заявления. Другими словами, решительные истцы могут поддерживать в силе временные меры, пользуясь принципом вращающейся двери. РАЭК упоминает это в своем сообщении законодательным органам.

Правообладатель имеет возможность не подавать иск, а каждые 15 дней обращаться за применением новых предварительных обеспечительных мер, и никакой ответственности за подобную практику не установлено.

Однако в законе есть положение, которое позволяет провайдерам подать в суд за убытки, понесенные ими при выполнении временных мер, если истец не подает официальный иск в период 15 дней, или если арбитражный суд отклоняет требование правообладателя. Действующее законодательство гласит:

Организация или гражданин, права и (или) законные интересы которых нарушены обеспечением имущественных интересов до предъявления иска, вправе требовать по своему выбору от заявителя возмещения убытков […], если заявителем в установленный судом срок не было подано исковое заявление по требованию […], или если вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда в иске отказано.

И, наконец, РАЭК выражает недовольство тем, что закон юридически перекрывает существующий арбитражно-процессуальный кодекс и порождает неудобные и неэффективные юридические коллизии, заставляя всех участников, независимо от их местонахождения, иметь дело с Московским городским судом.

Заинтересованные стороны предлагают изменения

Заинтересованные стороны предлагают блокирование полного списка IP адресов в случае несоблюдения назначенных судом временных мер. Стремление поместить в черный список целые списки IP адресов удивительно, учитывая растущее согласие с тем, что этот метод скорее повредит законным вебсайтам, чем нарушителям авторских прав, которые могут с легкостью обойти черный список IP адресов изменяя хосты, применяя динамические IP адреса и т.д. В то время как интернет провайдеры и отраслевые эксперты давно критикуют блокировку IP (которая пришла в российское законодательство в прошлом году, чтобы заблокировать в сети материалы, вредные для детей), даже Роскомнадзор – государственный орган, ответственный за управление черным списком, – в сообщении на своём веб сайте “WeCanTrust.net” признал неэффективность блокировки IP.

Комитет государственной думы по культуре также предложил ряд спорных поправок, которые могли появиться на следующей ступени развития законодательства. В предложения комитета входит расширение применимости закона для поисковых систем; создание нового черного списка для всех веб сайтов, содержащих незаконные материалы; применение закона не только к аудиовизуальному контенту, а к книгам, статьям, фотографиям и другим защищенным авторскими правами объектам.

13 июня  Яндекс отправил в думу официальный список замечаний и предложений по пересмотру антипиратского закона, так как законопроект возвращаетася в комитет для внесения поправок во втором и третьем чтении на заседании парламента, которое может состояться уже на следующеей неделе. Марина Жунич, директор Google по связям с государственными органами в России, объявила в своем блоге (где резко критикуется новое законодательство), что Google тоже поделится с Думой своими рекомендациями по устранению наиболее радикальных аспектов законопроекта.

Google and Яндекс призывают к поправкам, которые сделают российский SOPA более похожим на  Digital Millennium Copyright Act, другой американский закон, принятый в 1998 году единогласно в Сенате США и подписанный президентом Биллом Клинтоном. В отличие от антипиратского  закона, который рассматривается в настоящее время российскими законодателями, DMCA освобождает от ответственности интернет-провайдеров и других посредников в режиме, когда правообладатель непосредственно уведомляет провайдера о нарушении требований без применения автоматической цензуры и государственных черных списков.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо