Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Беседа со старостой христианской деревни в Сирии

В рамках нашего сотрудничества с Syria Deeply [анг] мы размещаем серии статей от авторов со всего мира о голосах граждан, оказавшихся среди двух огней, а также о возможных развитиях конфликтов.

В попытке привлечь внимание к историям граждан ниже можно прочитать беседу между Syria Deeply и Абу Скандаром, старостой Аль-Гассани – деревни с преимущественно христианским населением, располагающейся недалеко от города Джабаль-Акрад, провинция Латакия.

Джабаль-аль-Акрад, Латкия. Источник фотграфии: Shaam News Network [Новостная сеть Шаам]

В течение последних нескольких недель деревня находится под перекрестным огнём между силами ССА [Свободная сирийская армия] и силами режима. После чашечки кофе посреди дороги (машины здесь больше не ездят) Абу Скандар показал мне тротиловый снаряд, «отдыхающий» в поле. Мы прошлись по пустынным улицам города, где он указывал на свежие отверстия от пуль  и воронки от ракет, повредивших многие дома. Он говорит нервно, что деревня располагается в одном километре от постоянно перемещающейся границы, которая отделяет территорию, контролируемую режимом.

К нам также присоединился его друг: Абу Ахмад, лидер местного батальона Эль-вад эль-хак ССА. Оба говорили как о всплеске насилия и напряжении на религиозной почве, так и о границе между провинциями Латакия и Идлиб, которой нанесен значительный урон.

«Я – христианин. Существует огромная разница между христианами и алавитами. Алавиты – это отдельный случай, они всегда самые главные» – говорит Абу Скандар.

«До войны мы состояли с ними в хороших отношениях. Также все было хорошо с суннитами. Есть старая арабская поговорка: «Мы все спим под одной крышей». До недавних пор тут проживало мало алавитских семей, но когда мы начали революцию, то мы выдворили и их из деревни».

Я спрашиваю: “Почему?”

«Алавиты хотят заполучить наши дома, они все охотятся за деньгами.

Быстрый скачок насилия оставил Абу Скандара с надеждой на быстрое разрешение конфликта.

«Один дом здесь был разбомблен месяц назад, а за последние два дня начали падать ракеты в деревне [недалеко отсюда]». Я слышал, что человек, отвечающий за эту деревню, был убит. Но никто не напуган, мы просто хотим положить конец этому режиму».

«[ССА] пытается подтолкнуть людей создать совет гражданской защиты» – добавляет Абу Ахмад. «Мы хотим защитить наши деревни. Наша проблема в небе. Здесь и по всей Сирии. Нет ничего, что мы может сделать. Ситуация здесь намного хуже, чем в Джебель-туркмене, потому что за 2,5км отсюда начинается территория, подконтрольная режиму».

Абу Скандар бросает свой взор на безоблачное небо. Чудесная погода для воздушного нападения – когда идет дождь, то военные самолеты, как правило, не летают.

«Возможно, сегодня прилетят вертолеты. Поэтому я хочу, чтобы общественность узнала мою историю». Он говорит, что член деревни был убит в прошлом месяце силами режима, которые «начали обстреливать церковь ракетами».

На улице, где мы пьем кофе, проходит случайный человек, случайный мальчишка быстро едет на велосипеде. На сегодня это все, что осталось от селения.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо