Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Италия: неопределенное будущее металлургического завода «Илва», загрязняющего окружающую среду, и 12 000 рабочих

26 июля 2012 года на шесть действующих цехов завода «Илва», одного из самых больших металлургических предприятий в Европе, расположенного в итальянском городе Таранто, был наложен судебный арест из-за того, что завод загрязняет окружающую среду. Это самый последний раунд происходящей в настоящее время борьбы, связанной со значительным загрязнением окружающей среды в результате работы предприятия.

Согласно данным  «Википедии» (Wikipedia) [анг],

в 1991 году город Таранто был объявлен Министерством природных ресурсов зоной высокого экологического риска. Вследствие того, что предприятия города  (особенно металлургический завод «Илва»), выбрасывают в воздух отравляющие вещества, Таранто является наиболее загрязненным городом в Италии и Западной Европе. Только 7% всех загрязнений в городе производятся самими жителями, остальные 93% –  предприятиями. В «Европейском перечне загрязняющих выбросов» (The European Pollutant Emission Register – EPER) отмечается, что в 2004 году выбросы диоксина с завода «Илва» составили 83%  от совокупности всех учтенных  выбросов в Италии.

Вот так Давид Мария де Лука (Davide Maria De Luca) описывает [ит] сложившуюся ситуацию:

Fondato nel 1961, è un impianto siderurgico a ciclo integrale, dove cioè avvengono tutti i passaggi che dal minerale di ferro portano all’acciaio. Il fulcro della produzione sono i cinque altoforni, dove viene prodotta la ghisa. Ognuno è alto più di 40 metri e ha un diametro tra 10 e i 15 metri: al momento quattro altoforni su cinque sono attivi.

Основанный в 1961 году, это металлургический завод полного цикла, на котором проводятся все этапы преобразования железа в металлопрокат. Основное производство сосредоточено в пяти доменных печах, которые выплавляют чугун, каждая 140 м высотой и диаметром 10-15 метров. На настоящий момент все еще работают четыре из пяти доменных печей.
The neighborhood of Tamburi, Taranto, opposite from Ilva. © Molnàr, used with permission

Пригород Тамбури, Таранто, напротив завода «Илва», опубликовано с разрешения «Молнар» (© Molnàr)

Проблемы из-за выбросов отравляющих веществ

В результате двух расследований, предпринятых в рамках судебного процесса против владельцев и директоров завода «Илва», выяснилось, что за прошедшие семь лет более чем 11 000 человек умерли и примерно 27 000 человек в самом Таранто и его окресностях были госпитализированы [ит] с симптомами, происхождение которых может быть связано с выбросами ядов, производимыми этим заводом.

В этой связи весь  завод могут закрыть, оставив в провинции Таранто без работы 12 000 человек, что поднимет уровень безработицы до 30%  [ит]. Завод «Илва» сам по себе составляет 75% ВВП [ит] провинции Таранто и  0,5% ВВП Италии.

В итоге итальянское правительство [ит] приняло решение отозвать официальную жалобу на решение суда о наложении ареста, о чем было объявлено 7 августа, в то время как примерно 1000 человек [ит] вышли на улицы вместе со своим лидером – рабочим Катальдо Раньери (Cataldo Ranieri), протестуя против промышленного загрязнения окружающей среды.

Читатель газеты «Ежедневные новости» (Il Fatto Quotidianj) [ит] объясняет, какой именно выбор, независимо от решений суда и правительства, приходится делать рабочим:

Morire di lavoro o morire perché non c'è lavoro?

Умереть из-за своей работы или умереть, потому что работы у тебя нет?
Taranto, rally on August 2nd, 2012.  © Molnàr, used with permission

Митинг 2 августа 2012 года в Таранто, опубликовано с разрешения  «Молнар» (© Molnàr).

Физик и инженер Филипо Зульяни (Filippo Zuliani) из научно-исследовательского центра металлургической корпорации «Тата» (Tata) [анг] пишет в своем блоге [ит]:

La vicenda dell’ILVA è complessa e dolorosa: da molti anni gli abitanti di Taranto sospettavano (eufemismo) dei problemi causati direttamente o indirettamente dallo stabilimento siderurgico, e le due perizie chimica e medico-epidemiologica disposte dal gip hanno liberato frustrazioni a lungo represse. Il sequestro dell’ILVA ripropone l’annosa dicotomia tra produzione e tutela dell’ambiente.

Ситуация с заводом «Илва» сложная и затрагивает интересы многих: на протяжении нескольких лет у жителей города Таранто подозревали (мягко говоря) о проблемах, прямой или косвенной причиной которых является  металлургический завод, и эти два расследования, химическое и эпидемиологическое,    проведенные в рамках судебного процесса, высвободили   долго сдерживаемое недовольство. Судебный арест завода «Илва» напомнил о старом противоречии между интересами производства  и защитой  окружающей средой.

Зульяни добавил, что когда в новостях по национальному телевидению канала  «ТелеЖурнал 3» (TeleGiornale 3 – TG3) [анг] нескольких рабочих с завода «Илва» спросили, что бы они выбрали: закрытие предприятия или нет, они ответили:

Non siamo noi che dobbiamo indicare la soluzione, noi rivendichiamo il nostro diritto a lavorare in sicurezza, in un ambiente sano per noi e per le nostre famiglie.

Не нам оглашать такие решения,  мы  декларируем свое право на безопасные (и) здоровые условия работы и жизни  в благоприятной окружающей среде для нас и наших семей.

Для тех других, кого беспокоят экологические и медицинские последствия деятельности завода «Илва», нет никакой другой альтернативы, кроме как закрыть предприятие.

В газете «Ежедневные новости» [ит], Фабио Балоко (Fabio Balocco) пишет:

Se una fabbrica produce veleni deve essere chiusa, perché prima di tutto, e non lo dico io ma la Corte Costituzionale, viene l’ambiente e la salute. Prima di tutto, anche dell’economia e quindi anche del posto di lavoro.

Если процесс производства на предприятии отравляет окружающую среду, его необходимо закрыть, потому что важнейшими ценностями,  и не я установил это, а Конституционный суд, являются экология и здоровье. Они стоят превыше всего, даже экономики и, следовательно, даже выше занятости населения.

Другой точки зрения придерживаются те, кто, даже понимая всю серьезность экологической обстановки, поддерживают право на работу и находятся на стороне рабочих, которые выступают против закрытия завода, предлагая, чтобы  владельцы и директора «Илва» возмещали тот ущерб, который они наносят, путем вложения  инвестиций в модернизацию предприятия.

Taranto's Ilva, November 2, 2010 @ 22.39. Photo by Ilaria Longo from Facebook: http://www.facebook.com/photo.php?fbid=1677819073485&set=a.1075944506997.2013888.1477742688

Завод «Илва» в Таранто, 2 ноября 2010 года. @ 22.39. Фотография Илария Лонго (Ilaria Longo) из «Фейсбук» (Facebook)

Выражая свою «солидарность с борющимися  рабочими завода «Илва», издание La Rete delle Reti [ит] пишет:

Nessuna azienda deve essere chiusa, nessun lavoratore deve essere licenziato, a ogni adulto deve essere assegnato un lavoro utile e dignitoso. […] È possibile imporre sia la difesa dei posti di lavoro che la tutela della salute e dell’ambiente! Riva deve risarcire un intero territorio dei suoi crimini a scopo di lucro e i soldi dello Stato vanno usati per avviare immediatamente la bonifica del territorio impiegando tutti i lavoratori, i precari e i disoccupati del territorio

Ни один завод не должен быть закрыт, не один рабочий не должен быть  уволен, каждому взрослому гражданину должна быть предложена общественно полезная,  достойная  работа. Возможно требовать и то и другое: и гарантий занятости населения и гарантий сохранения окружающей среды! Группа компаний «Рива» (Gruppo Riva) [анг] (которая в настоящее время является восемнадцатым в мире и третьим по величине в Европе  производителем стали, в 1995 одна из компаний которой, «Рива Сталь» (Riva Acciaio) приобрела завод «Илва», крупнейшего производителя стали в Европе, принадлежавший государству) должна заплатить целой провинции, из-за преступлений, которые  они совершили  ради собственной   прибыли, а также необходимо привлечь государственные средства и начать восстановление территорий немедленно, нанимая всех постоянных и временных рабочих, сокращая   безработицу в этом регионе.

Протесты в Сети

Между тем, акции протеста и дискуссии разгорелись и  в Интернете, например есть несколько групп в Facebook,  такие как NO all’Ilva di Taranto [ит] и TARANTO dice NO a ILVA, ENI e CEMENTIR !!!) [ит], это самые большие группы, насчитывающие   2 450 участников.

Опубликовав  запись в Global Project [ит], основатели «добровольного и политически независимого комитета», названного «Свободные,  думающие граждане и рабочие», обвиняют государственные власти, а  также  группу компаний «Рива» в сложившейся ситуации:

Siamo uomini e donne stanchi di dover scegliere tra lavoro e salute. Imputiamo all'intera classe politica di essere stata complice del disastro ambientale e sociale che da cinquant'anni costringe la città di Taranto a dover svendere diritti in cambio del salario. […] Pretendiamo che chi ha generato questo dramma, lo Stato prima, la famiglia Riva poi, paghi per il disastro prodotto.

Мы  – женщины и мужчины, уставшие от необходимости делать выбор между работой и здоровьем. Мы обвиняем политических лидеров, которые явились соучастниками той экологической и социальной катастрофы, что на протяжении пятидесяти лет вынуждали город Таранто пренебрегать правами рабочих, получая за это взятки. […] Мы требуем, чтобы, кто бы  не был ответственен за эту трагедию, а в первую очередь это государство, а затем «синдикат» компаний «Рива», все заплатили за катастрофу, которую они создали.

На сайте блогов Сontroappuntoblog.org [ит] перечислены требования рабочих, взятые с сайта Operai Contro [ит] в более прямолинейной манере:

Noi operai dell’ILVA vogliamo il salario completo anche se l’ILVA deve restare chiusa per dieci anni per la bonifica.

Мы, рабочие завода «Илва», требуем выплат нашей  зарплаты в полном объеме, даже если завод придется закрыть на  десять лет  на процесс конверсии.

Этот комитет, совместно с крупнейшими местными  профсоюзами, 2 августа организовал митинг [ит], поясняя:

Tutti coloro che considerano una vergogna il ricatto occupazionale a cui siamo stati costretti fino ad oggi e che vogliono immaginare e costruire insieme un'altra idea di città, a scendere per strada e a sfilare dietro il nostro striscione: “Sì ai diritti, No ai ricatti: Salute, Ambiente, Reddito, Occupazione.

Все те, кто считает  угрозу безработицы, нависшую над нами до сегодняшнего дня постыдной, и хотят придумать и создать совсем  иную идею нашего города выходят  на улицы, провозглашая  наш лозунг: «Да – правам, нет угрозам здоровью, экологии, доходу и рабочим местам».

Во время митинга, однако, произошли столкновения [ит] между двумя различными группами профсоюзов и протестующих –  «Кобас» (Cobas) (независимые профсоюзы)  и представители самоуправляемых социальных центров заблокировали митинг, применяя слезоточивый газ, чтобы не дать другим членам профсоюзов говорить, с лозунгом: «”Нет” тем, кто травит».

4 августа итальянское правительство выделило, в качестве срочной меры, 336 миллионов евро на модернизацию завода, а Министерство природных ресурсов выпустило постановление по ускорению реконструкции предприятия. 7 августа суд города Таранто подтвердил наложение судебного ареста на завод, позволив предприятию  работать только в целях конверсии.

Taranto rally of August 2, 2012. © Molnàr, used with permission

Митинг 2 августа 2012 года в Таранто, опубликовано с разрешения  «Молнар» (© Molnàr).

В блоге “Информировать, чтобы сопротивляться» (Informare Per Resistere) Мария Фердинанда Пива (Maria Ferdinanda Piva) пишет [ит]:

La bonifica promessa dal Ministro dell'Ambiente Clini sa tanto di bluff.

Конверсия, обещанная министром природных ресурсов Клини, звучит как блеф.

Для многих уже давно нет никакой надежды. Сын рабочего из Таранто, который умер от рака, написал заметку в газету «Ежедневные новости» под псевдонимом  9Nuer:

Sono andato via da Taranto venticinque anni fa. Mio padre morto per un tumore al cervello, mio suocero per un cancro allo stomaco ( guarda caso due tipi di tumore che hanno provocato un incremento dei decessi, secondo la perizia medica ). […] Un consiglio alle nuove generazioni. Andate via. È doloroso, ma è la soluzione.

Я уехал из Таранто двадцать пять лет назад. Мой отец умер от рака мозга, мой тесть умер от рака желудка (как показывают медицинские отчеты, в провинции Таранто возросло число заболевших и умерших из-за этих разновидностей опухоли).  […] Советую молодому поколению – уезжайте. Это тяжело, но это единственный выход, который остался.

Какой будет судьба рабочих и возможно ли провести модернизацию завода – пока неясно.  Тем не менее, вред, нанесенный деятельностью завода «Илва», не прекратит своего воздействия на население, которое будет расплачиваться своим здоровьем на протяжении многих лет за последствия десятилетий загрязнений.

Корректорская правка: Ирина Плясовских

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо