Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Ливан: Виртуальный музей цензуры

Ливан может гордиться созданием Виртуального музея цензуры (Virtual Museum of Censorship) – базы даннных, содержащей информацию о случаях применения цензуры в Ливане начиная с 40-х годов прошлого века. Сайт был создан ливанской организацией MARCH [анг] с целью привлечения внимания людей к информации, которая была от них скрыта.

2 сентября, в день открытия Музея, March пишет [анг]:

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ВИРТУАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ ЦЕНЗУРЫ В ЛИВАНЕ!

Вы когда-нибудь интересовались тем, ЧТО не прошло цензуру в Ливане, КОГДА это случилось и, особенно, ПОЧЕМУ? Значит, Вы находитесь в правильном месте. Здесь вы сможете найти цензурированные материалы, начиная с 1940-х годов!

Вы узнали, что на какую-то информацию накладывается цензура, может быть наложена цензура или была наложена цензура ранее, но мы не сообщили об этом? Дайте нам знать, и мы пополним базу данных.

Пользователи Сети могут сообщить [анг] о случаях цензуры фильмов, музыки, театральных постановок, печатной и аудиовизуальной продукции с 1940-х годов по настоящее время. Для этого необходимо сообщить название материала, дату наложения запрета, название цензорной организации и причину применения цензуры.

Например, “Великий диктатор” Чарли Чаплина был подвержен цензуре [анг] в 1940 году за изложенный в нем антинацистский взгляд. А в 1990 году Национальный совет по аудиовизуальным медиа угрожал [анг] LBC International прекратить трансляцию интервью с Давидом Леви, бывшим на тот момент министром иностранных дел Израиля.

В 2012 году ливанский журналист Мустафа выжил после покушения [анг]. Мультипликатор, нарисовавший лидера организации Хезболла Хассана Насралла, также подвергся угрозам [анг], а “Персеполис” Маржан Сатрапи не был допущен до продажи в книжных магазинах, будучи “оскорбительным для ислама и Ирана”.

Кто принимает решения о цензуре в Ливане?

Виртуальный музей цензуры называет четыре основных источника цензуры Ливана:

Служба безопасности: выдает лицензии, осуществляет мониторинг и цензуру креативных проектов.

Министерство информации: Запрещает ввоз иностранных публикаций, конфискует копии таковых. Выдает лицензии периодическим изданиям.
Может прерывать трансляцию телевизионных каналов на срок до трех дней.
Вместе со Службой безопасности осуществляет цензуру кинопродукции на первых стадиях процесса.

Специальная административная комиссия: Если Служба безопасности обнаруживает какую-либо  причину, по которой фильм или же часть его не должны быть допущены к показу, решение о цензуре принимается Специальной комиссией путем голосования: большинство решает, будет ли фильм показан в изначальном виде, будут ли изменены какие-либо его части или же показ будет и вовсе запрещен. Окончательный вердикт официально выносится Министерством внутренних дел.

Национальный совет по аудиовизуальным медиа: Национальный совет – это своеобразный  “медиацербер”. Изначально организация являлась консультативным комитетом, помогающим государству регулировать теле- и радиотрансляции; в настоящее же время в полномочия Совета входит осуществление контроля за вебсайтами и блогами.

Причины цензуры

В Ливане причиной цензуры могут стать факторы политического, религиозного или морального характера. Виртуальный музей цензуры поясняет [анг]:

Политический фактор: говоря об отношениях с дружественными странами, цензор уделяет особое внимание политической чувствительности арабских режимов и стремится сохранить дипломатическе отношения с этими странами; также критика палестинского вопроса и арабов в целом подвергается цензуре.  Фильмы о гражданской войне запрещаются в плановом порядке с 90-х годов по причине того, что речь в них идет о конфликте, “угрожающем гражданскому миру”.

Израиль: в отношении враждебных стран цензура основана, прежде всего, на национальном законе, призывающем бойкотировать все продукцию, поступающую из Израиля. Кроме того, цензура вводится в отношении любой пропаганды или рекламы, несущей идею сочувствия Израилю. Изначально эта политика была рассмотрена всей Лигой арабских государств. Cегодня лишь Ливан и Сирия продолжают строго придерживаться ее.

Религия: Служба безопасности может предложить соответствующим органам управления (обычно это католический информационный центр или Дар-аль-фатва – высший орган власти у суннитов) обратить внимание на креативные проекты, которые, по мнению организации, могут затронуть религиозную восприимчивость. Эпизоды или темы, ставящие под сомнение способность религии противостоять злу, и сцены, считающиеся оскорбительными, удаляются.

Непристойные и аморальные материалы: жесткая цензура действует в отношении материалов, противоречащих общепринятым нормам морали, сцен, в которых присутствует обнажение, секс или ненормативная лексика. Кроме этого цензор обычно оценивает, насколько фильм  в целом отвечает моральным требованиям. Помимо этого запрещены картины, в которых поощряется гомосексуализм, однако сцены жестокости или сцены, в которых появляются наркотики, разрешены.

Отзывы в Twitter

В Twitter проект нашел поддержку:

@SultanAlQassemi: Это отличная идея: Виртуальный музей цензуры (Ливан)  censorshiplebanon.org через @Sandmonkey. Такой музей необходим всем странам Залива.

@mirabaz: Просто отлично: что подвергалось цензуре и почему –> censorshiplebanon.org v @SultanAlQassemi

@ramseygeorge: Это здорово.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо