Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Бразилия: история 93-летней сирийской эмигрантки

Сито Бадиа, как по арабски называют бабушку Бадиа ее внуки, родилась в деревне Хваш, в западной сирийской провинции Хомс. Она эмигрировала в Бразилию вместе с семьей 80 лет назад, когда ей было всего 13. История ее жизни является примером жизни первых арабских эмигрантов в Бразилии и Латинской Америке.

Badia, aged 93 years, and brother Michael, aged 91 years, holding a family photo taken in Christmas 2011. Used with permission.

Бадия (93 года) и ее брат Михаэл (91 год) держат фотографию семьи, сделанную на Рождество 2011. Опубликовано с разрешения.

В 1932 году отец Бадии, Хабиб, решил поселиться в Бразилии после того, как его старшие братья переехали в город Сан-Карлус в штате Сан-Паулу:

Мой дедушка Фарах был в Аргентине с моими старшими дядями, когда им было 10 и 12 лет соответственно. Когда он узнал, что его брат поселился в Сан-Карлос, Бразилия, он решил оставить мальчиков с ним, а сам вернулся в Сирию и жил там до своей смерти. Мой отец один отправился в Бразилию, чтобы увидеться со своими старшими братьями. Он пробыл там год, а затем вернулся в Сирию. Сравнив жизнь в Бразилии и Сирии, он решил поселиться в Бразилии и попросил нас присоединиться к нему. Я была с мамой и младшими братьями: 11-летним Михаэлем и 9-летним Адибом, когда мы оставили порт Бейрута в Ливане и направились в порт Сантос. На 40-й день плавания мы оказались в Бразилии. У меня была морская болезнь; мы остановились в Генуе, Италия, где я запомнила кладбище. А еще я помню, что нас в течение 5 дней не выпускали из корабля в Марселе, Франция.

The first generation of the family. Used with permission.

Первое поколение семьи. Опубликовано с разрешения.

Двоюродные сестры ждали семью в Сан-Карлусе, где отец бабушки Бадии арендовал дом. Она помогала матери растить братьев и не ходила в школу (она так и не научилась писать). Но она  помнит старинные сирийские песни, например,  عتابا ودلعونا (Атаба и Делона) и дабка [анг], которые она бы спела для матери:

لابدا شعيطة ولابدا بعيطة، الأمر المقدر ياأمي لبسنا البرنيطة. من مدة سبع سنين كنا فلاحين، واليوم مرتاحين بلبس البرنيطة

В течение 7 лет мы были крестьянами, мы жили просто, и нам было комфортно. Сейчас мы современны и нам еще более комфортно. Моя мать, смеясь, говорила мне, что я непослушная девочка.

У большинства сирийцев, эмигрировавших в Бразилию, похожая история – они жили с родственниками и открывали собственный бизнес. Согласно статистике 1962 года, 9% владельцев промышленных предприятий в Сан-Пауло [.pdf] были сирийцами и ливанцами.

Мой отец начал продавать одежду, он открыл магазин в муниципалитете Дескальвадо, нам помог ливанец Михаэл Шамас. Через несколько лет один друг рассказал ему о строящемся городе под названием Нову-Оризонте. Я вышла замуж за двоюродного брата, сирийца Мосса, когда мне было 28 лет.

У бабушки Бадии 4 дочери и 8 внуков, а через два месяца на свет появится ее первый правнук. Если считать семьи ее братьев и двоюродных братьев, то всего в семье насчитывается 90 человек. Все они встречаются на Рождество, чтобы молодое поколение не забывало о своих арабских корнях.

Big family, Arabian roots. Used with permission.

Большая семья, Арабские корни. Опубликовано с разрешения.

Бабушка Бадия до сих пор поддерживает отношения с семьей в Бразилии и Сирии через своих дочерей: Марию, Наджат, Марту и Эсмеральду. Благодаря ей арабский язык сохранился в семье:

В нашей семье на сирийском арабском говорю только я, мой брат Михаэл и двоюродные братьея Илия и Джамелих. Остальные знают только названия продуктов по-сирийски [смеется]. Я была в Сирии три раза, но теперь мне очень трудно летать. Мы разговариваем по телефону каждое Рождество и Пасху. Марта и Наджат ездили Сирию в 2009 году, когда моя первая внучка вышла замуж за сирийца.

Сейчас Бадия живет в Нову-Оризонте, Сан-Пауло, где через 7 лет она планирует отпраздновать свой 100-летний юбилей.

Первоначально статья была опубликована в личном блоге Рами Алхамеса [анг].

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо