Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Россия: Встреча президента Медведева с представителями интернет-сообщества

До президентских выборов в России осталось меньше года. Несмотря на то, что большинство экспертов считает, что Интернет не будет решающим фактором в выборах, ближе к выборам внимание к роли Интернета постепенно растет.

Количество инцидентов, которые могут вызвать беспокойство, увеличивается. Среди этих инцидентов ДДОС атаки против ряда Интернет-сайтов, новые скандалы вокруг анти-коррупционной деятельности Алексея Навального, новые инициативы государственных структур по контролю Интернета и угрозы со стороны представителей российских служб безопасности в адрес популярных западных Интернет-сервисов.

В то же время российские лидеры пытаются убедить общественность в том, что у них нет намерений контролировать Интернет. Во второй половине апреля премьер-министр Владимир Путин, отвечая на вопрос одного из депутатов Госдумы о возможности контроля на Интернетом, вспомнил старый анекдот: “Чем Центральный комитет отличается от Чрезвычайной комиссии? ЦК цикает, а ЧК чикает” и пояснил: “Мы ничего чикать не собираемся”. Вместе с тем Путин подчеркнул, что это его мнение, которое не всегда совпадает с мнением служб безопасности.

Объяснение позиции Путина по контролю Интернета заняло около минуты. У президента Медведева это заняло 157 минут и 20 секунд – именно столько продолжалась  встреча с представителями российского Интернет-сообщества, которая состоялась 29 апреля 2011 в Московской Молодежной Библиотеке (полная стенограмма и видеозапись встречи).

В качестве одного из создателей российского проекта “Карта Помощи” пострадавшим от пожаров я был приглашен принять участие в этой встрече. Поэтому данный текст содержит элементы отчета, анализа и личных впечатлений.

Позиция президента

Russian President Dmitry Medvedev debates with netizens. Image by Flickr user Gregory Asmolov (CC BY-NC 2.0).

Президент России Дмитрий Медведев дискутирует с представителями Интернет-сообщества. Фото Григория Асмолова (CC BY-NC 2.0).

Вступительное слово президента, с которого началась встреча, было коротким. Вместе с тем, оно определило формат встречи как консультацию:

Свою задачу я в чём вижу? Задача Президента – в том, чтобы принимать более или менее правильные решения в области регулирования любых общественных отношений, в том числе и в области Интернета. Но Интернет – настолько специфическая среда, что, как только начинают говорить о её регулировании, сразу возникает ощущение, что это государство свою лапу хочет наложить и создать такие условия, которых нет почти нигде, кроме специфических стран. Поэтому любое регулирование всегда сопровождается довольно серьёзным обсуждением.

Dmitry Grishin (Mail.ru) and Svetlana Ivannikova (LiveJournal.com). Image by Flickr user Gregory Asmolov (CC BY-NC 2.0).

Дмитрий Гришин (Mail.ru) и Светлана Иванникова (LiveJournal.com). Фото Григория Асмолова (CC BY-NC 2.0).

У дискуссии не было каких-либо ограничений.  Две темы, которые были определены изначально как стартовые – это авторское право и анонимность в Интернете. Каждый участник мог поднять любой интересующий его вопрос, но вместе с тем,  спектр возможных вопросов был в некоторой степени определен составом приглашенных участников.

Список приглашенных включал глав российских ИТ-компаний (в том числе LiveJournal, Facebook и Mail.ru), руководителей и главных редакторов крупных СМИ (e.g. РИА-Новости, Lenta.ru, Gazeta.ru, Коммерсант), лидеров связанных с государством структур по управлению Интернетом, благотворительных и гражданских проектов, МГУ и одного (хоть и топ) блогера.

Авторское право

Наиболее многообещающей темой дискуссии было авторское право. Российский президент впервые узнал о существовании лицензии Creative Commons (CC) и выразил к ней большой интерес. Медведев не только захотел проверить, как СС может быть адаптирован к российскому законодательству, но и предложил поднять тему новых форматов авторского права на следующей встрече Большой Восьмерки.

Главный редактор агентства РИА-Новости Светлана Миронюк рассказала о новой инициативе, в рамках которой агентство позволит блоггерам использовать часть своих материалов в рамках лицензии СС. Участники дискуссии отметили, что в то время, как Западные медиа пытаются ограничить бесплатный доступ к своим материалам и создать новые пути монетизации, российские медиа не забывают об интересах широкой аудитории и стараются найти более сбалансированный подход к этому вопросу.

Вместе с тем, глава российского фонда “Викимедиа” Станислав Козловский сказал, что, так как на данный момент российский закон не признает лицензий СС, такие онлайн сервисы как Википедия испытывают ряд серьезных юридических проблем в России.

Rustem Adagamov (LJ-user Drugoi), one of the most popular Russian bloggers. Image by Flickr user Gregory Asmolov (CC BY-NC 2.0).

Рустем Адагамов (LJ-user Drugoi) – один из самых популярных российских блогеров. Фото Григория Асмолова (CC BY-NC 2.0).

Анонимность и влияние государства на Интернет

Второй темой на повестке дня была анонимность. Говоря о балансе между анонимностью и необходимостью идентификации в Интернете, президент Медеведев был осторожен и дипломатичен:

Я, конечно, опасаюсь, что у нас этот баланс может быть свёрнут в определённом направлении в силу опять же нашей достаточно бурной и сложной истории. Но, с другой стороны, и обратная крайность тоже опасна.

Представители СМИ подняли два других важных вопроса. Первый – ответственность средств массовой информации за комментарии их читателей и цитирование блогов как источников информации. Второй – недавние DDoS атаки против Живого Журнала. Медведев опроверг возможность причастности государственных структур к этим атакам:

Это, во-первых, всё плохо, безусловно, потому что это создаёт очень нервозную обстановку, и все нервничают. Нервничают, собственно, те, кто пострадал, потому что они видят в этом чьи-то происки, не важно чьи: власти, ФСБ, Администрации Президента, ЦРУ, ещё кого-то. Нервничает власть, которая не понимает, как на это всё реагировать, потому что не хочет, чтобы её упрекали во всякого рода «зажимах». Вопрос в том, есть ли эффективный способ противодействия этому. Вы же понимаете, у нас в силу того, что вообще такое из себя представляет интернет, у любой власти нет ресурса влияния на тех, кто, например, хочет этим заняться, может быть, даже исходя из каких-то своих абсолютно твёрдых представлений. Видеть за этим канализированную атаку, которая, скажем условно, благословляется где-то в той или иной структуре, надеюсь, что присутствующие здесь понимают – это не то что упрощение, это просто неправильно.

Anton Nossik (pomogi.org) arguing with President Medvedev. Image by Flickr user Gregory Asmolov (CC BY-NC 2.0).

Антон Носик (pomogi.org) дискутирует с президентом Медведевым. Фото Григория Асмолова. (CC BY-NC 2.0).

Общество и государство в Интернете

Антон Носик – создатель многих Интернет-проектов, включая благотворительный сайт pomogi.org, поднял вопрос о том, что в отличие от США, Россия не предлагает облегченное налогообложение для тех, кто жертвует деньги на благотворительные нужды. Дмитрий Медведев признал важность этого вопроса, но возразил, что в контексте российской реальности подобного рода мера может стать предметом манипуляций и средством для укрытия от налогов. После относительно долгого спора Медведев попросил Носика послать ему предложения о том, как должны быть сформулированы поправки к налоговому кодексу, которые позволят получать освобождение от налогов взамен на пожертвования.

Как один из создателей проекта “Карта Помощи” я поднял вопрос об открытости государства и его готовности сотрудничать с гражданским проектами. Во время пожаров 2010 года российское сетевое сообщество смогло доказать, что оно может быть активным и значимым фактором в противодействии кризисной ситуации. Вместе с тем, государство относится к Интернету как к платформе для оказания онлайн-услуг, а не пространству для сотрудничества с гражданским обществом.

Я также упомянул краудсорсинговый проект Gdecasino.ru, занимающийся мониторингом нелегальных игорных заведений. Прокуратура обратила внимание на этот проект только после того, как президент Медведев сказал о нем генеральном прокурору. Медведев признал важность сотрудничества, но отметил, что степень открытости к подобному сотрудничеству зависит от самих государственных чиновников:

Вы знаете, это проблема самих людей, которые работают на государство. Мне было бы очень грустно, если бы для каждого такого государственного взора необходимо было бы участие Президента.  […] Мне кажется, это вопрос скорее общего взросления людей. Я единственное, что могу обещать, я своим примером, естественно, это буду продолжать делать. Но, в конечном счёте, это вопрос самоощущения самих министров, руководителей ведомств. Если они не хотят остаться на свалке, то они должны реагировать на это.

Библиотечные дебаты: впечатления

Одно из основных впечатлений от встречи – это неформальная, открытая и дружеская атмосфера. Было очень заметно, что президент Медведев чувствует себя комфортно в компании людей, связанных с ИТ. Он был хорошо знаком с большинством поднятых вопросов и проявлял желание их обсудить.

Informal atmosphere at the discussion. Image by Flickr user Gregory Asmolov (CC BY-NC 2.0).

Неформальная атмосфера встречи. Фото Григория Асмолова (CC BY-NC 2.0).

Президент несколько раз упоминал, что он опытный пользователь и защитник свободы Интернета, который уже много лет верит в его силу. Неформальный формат встречи был особенно неожиданным, учитывая то, что вся встреча полностью освещалась и снималась средствами массовой информации.

Многие из участников встречи рассказывали о ее ходе буквально в прямом эфире в Твиттере и своих блогах (это было не так просто, так как мы сидели в кругу без столов, довольно близко друг к другу и не могли пользоваться компьютерами).

Дмитрий Медведев показал себя как человек, которого особо интересуют юридические аспекты любого из вопросов. Это не должно удивлять, учитывая его юридические образование и карьеру. В тот момент, когда у поднятой проблемы был какой-либо юридический аспект или решение, которое требовало изменение законодательства, Медведев готов был изучать подробности и проявлял желание вникать в детали (как, например, это было с темой лицензии Creative Common).

Но, если проблема не было чисто юридической и требовала решения в политической плоскости, реакция была другой. В какой-то степени создавалось впечатление, что подход российского президента к его роли в первую очередь базировался на принципе, что реформы и перемены могут быть достигнуты при помощи регуляции законодательства.

Это немного парадоксально, учитывая, что президент Медведев много раз признавал росийский юридический нигилизм, то есть тот факт, что даже при наличии законов часто находятся лазейки для их обхода. В частности, участники дискуссии приводили примеры из американского законодательного опыта (например, относительно благотворительности и налогов). Однако, президент объяснил, почему, на его взгляд, подобные поправки не будут работать в такой стране, как Россия. Кроме того, в качестве еще одного негативного фактора, Медведев упомянул нежелание государственных структур изменить свои подходы:

В целом ведомства с очень большим скрипом свои подходы в этом смысле меняют. Я могу их чисто по-человечески понять. Каждое из них бьётся за какие-то свои позиции, за своё место под солнцем, они стараются показать свою нужность и так далее.

Медведев говорил о том, что инициативы государственных структур по разработке программного обеспечения только ради того, чтобы оно было “Сделано в России” не эффективны и превратились в бизнес для этих структур. Он сказал, что у работающих на государство людей имеется проблема с пониманием значения Интернета.

С одной стороны, важен тот факт, что президент публично признает, что система и те кто на нее работают, имеют серьезные проблемы. С другой стороны, создается впечатление, что подобного рода признание – это способ оправдать отсутствие действий и политических решений, в то время как основной акцент делается на законодательные процессы.

Иными словами, кажется, что в России есть президент, который конценрирует все свои усилия на юридической стороне вопросов и реформе законов, но в то же время, ставит под вопрос, насколько государство и общество способно следовать букве закона.

Реальные намерения? Реальное влияние?

Dmitry Medvedev. Image by Flickr user Gregory Asmolov (CC BY-NC 2.0).

Дмитрий Медведев. Фото Григория Асмолова (CC BY-NC 2.0).

Встреча подняла много важных вопросов и стала местом, где прозвучало много позитивных идей о роли государства во всем, что касается Интернета. Тот факт, что президент заинтересован в Интернете нашел три часа в своем расписании для открытой дискуссии по этому вопросу, должен более чем приветствоваться. Вместе с тем, этого может быть недостаточно.

Во-первых, Интернет-сообщество и граждане должны проследить, последуют ли за встречей какие-либо реальные шаги, в частности, адаптация лицензии Creative Commons к российскому законодательству, освобождение от налогов для тех, кто жертвует деньги на благотворительность, или проведение встречи между представителями СМИ и представителями правоохранительных органов, которые отвечают за расследование DDoS атак. Во-вторых, стоит также признать и помнить, какие темы не были подняты и кто не был приглашен на встречу.

Многие российские пользователей Интернета отнеслись к встрече со значительной долей скепсиса. Так, например, аспирант Высшей Школы Экономики Мария Снеговая написала на Facebook:

[…] на этих встречах обеим сторонам очень хочется делать вид, что мы – нормальная страна. И что президент принимает конструктивные замечания от заинтересованных групп населения, и вносит поправки в законы. Но это же фигня. Вы встречаетесь с мини-диктатором, который мимикрирует под цивилизованного демократического лидера который управляет системой, ежедневно нарушающей права тысяч людей. Ему нужно сказать, хотя бы намекнуть, что он-диктатор […]. Если это не могут сделать даже лучшие из нас – чего ждать от оставшейся части общества?

Некоторые события, произошедшие уже после встречи в Московской библиотеке поставили под вопрос достоверность некоторых заявлений Медведева. В начале мая разгорелся скандал об утечке информации о пользователях Интернет-кошелька “Яндекс Деньги”, отправлявших пожертвования на анти-коррупционную деятельность Алексея Навального. Подозревается, что утечка произошла при участии Федеральной Службы Безопасности (детальный анализ можно прочитать здесь).

Алексей Навальный – известный блоггер в центре этого скандала (и не оказавшийся среди приглашенных на встречу) напомнил президенту Медведеву его заявление, в котором тот отрицал какую-либо причастность ФСБ и администрации президента к ДДоС атакам и действиям против либеральных сайтов. Он написал:

Это блоггер Медведев, которого некоторые называют еще “Президент Медведев” […] Совсем недавно он занимался своим любимым и единственным занятием: безответственно болтал. […]
Напомню, что именно блоггеру Медведеву подчинаются и ФСБ, не нашедшее более важного занятия, чем охота за данными РосПила и администрация президента, где сидит всё это отвратительное жулье и ворье, руководящее “нашими”. Предлагаю блоггеру Медведеву за свои слова отвечать и решить уже: он способен контролировать тех, кто подчиняются ему по закону?

Навальный предложил президенту Медведеву начать делать то, за что он получает зарплату и взять службы безопасности под свой контроль, или, если он не может этого сделать, оставить президентский пост.

Вопрос, насколько намерения президента Медведева относительно развития Интернета действительно являются благими и в какой степени он готов эти намерения реализовать, пока остается открытым. Вместе с тем, было бы сложно не согласиться со словами, которыми российский президент завершил встречу с Интернет-сообществом (и репликой, прозвучавшей ему в ответ):

Д.МЕДВЕДЕВ: Знаете, наша беседа навела меня только на один вывод – я всё-таки уверен, что у нашего интернета всё равно будет своя, особая судьба, которая будет трудной, но очень интересной.

РЕПЛИКА: Главное, чтобы она была счастливой.

Д.МЕДВЕДЕВ: Сомнений нет, будет счастливой.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо