Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Россия: первый случай блокирования YouTube

YouTube в огне на Дальнем Востоке России. Фото mauritsonline

16 июля 2010 года суд города Комсомольск на Амуре вынес решение[рус], требуемое городской, требуемое городской прокуратурой. Решение предписывает местный Интернет провайдер  “Роснет” заблокировать IP-адрема пяти вебсайтов: lib.rus (судья имел в виду российскую Интернет библиотеку lib.rus.ec), thelib.ru, www.zhurnal.ruweb.archive.org и… youtube.com.

Суд полагает, что эти вебсайты имеют экстремистское содержание (несколько онлайн копий книги  “Майн Кампф” и видеоролик “Россия для русских”, который сопровождается песней скинхедов, загруженной пользователем из Сербии ), и провайдер был обвинен в их “неблокировании”. Решение суда гласит:

…проведенная прокуратурой проверка показала, что интернет-провайдер в лице ответчика не обеспечивает должным образом безопасность пользователей в глобальной сети. Жители г. Комсомольска-на-Амуре имеют свободный доступ к сайтам экстремисткой и террористической направленности, которые пропагандируют идеи общественных организаций, содержат высказывания, направленные на возбуждение ненависти и вражды к группе лиц по признакам национальности, отношения к религии, а равно принадлежности к власти, органам управления, а также оправдание террористической деятельности, запрещенных на территории Российской Федерации.
[…]
в целях восстановления нарушенных прав граждан и во исполнение действующего законодательства, доступ к … к Интернет – сайтам … следует ограничить, посредством добавления на пограничном маршрутизаторе правил фильтрации IP – адресов указанных сайтов.

Marker.ru опубликовал [рус] интервью с прокурором Владимиром Пахомовым, который сказал, что “провайдер обязан фильтровать информацию, которая поступает через его каналы в мировую паутину”, и не исключил возможность фильтрации Vkontakte.ru и других социальных сетей.

Однако решение суда еще не вступило в силу. Провайдеру удалось вовремя подать апелляцию и сейчас ожидается решение суда высшей инстанции.

Многочисленные ошибки (как в правописании, так и в изложении фактов), содержащиеся в судебном решении привлекли внимание [рус] различных блогеров, поднявших вопрос низкого уровня компьютерной и общей грамотности человека, писавшего текст решения. Кроме того, IP-фильтрация является дорогой и неэффективной (в силу ряда причин) мерой – утверждает Роснет в подробном пресс-релизе, опубликованном на его вебсайте. В Google Россия сказали [рус], что данное решение  может представлять серьезную угрозу для развития Интернета на Дальнем Востоке России.

Глобальные Голоса уже писали о подобных случаях обвинения провайдеров (здесь здесь и здесь, и многие другие случаи, о которых не было написано). Однако до сегодняшнего момента прокуратура требовала закрытия только маленьких вебсайтов. Техники переноса/блокирования контента на YouTube были несколько иными. Российские власти напрямую обращались к YouTube с требованием об удалении некторых видеороликов, и эти требования обычно удовлетворялись [рус].

Роснет” ссылался [рус] на подобные случаи, которые были инициированы, но проиграны тем же отделением прокуратуры в апреде и мае 2010г. Недавно, Центр Сова сообщил о решении суда в Читинской области, также на Дальневосточном регионе: городской суд Читы обязал местного провайдера заблокировать вебсайт  “Русское Забайкалье” из-за его неонацистского содержания. Оба города, Чита и Комсомольск на Амуре, находятся в 200-300 км от границы с Китаем – страной с наиболее суровой системой веб-фильтрации. Кроме того, Комсомольск на Амуре относится к числу городов с самыми высокими ценами на Интернет [анг] и наименьшим количеством пользователей социальных сетей среди городов с населением свыше 200,000 человек.

Итак, что все это означает? Географическое расположение или техническая отсталость делают практику блокирования настолько привлекательной ? Или же общая тенденция навстречу повсеместной системе блокирования контента? Ограниченность местных властей или начало Великого Русского Брандмауэра?

И то, и другое – заключает бизнесмен и популярный блогер Антон Носик. В своей рубрике на snob.ru, где Носик анализирует [рус] необыкновенное увеличение списка экстремистских материалов [рус] (который вырос с 218 в 2008 году до почти 700 на сегодня), он достаточно цинично пишет о таком преследовании “экстремизма”:

грандиозный замысел опустился на уровень исполнителей, у которых в общем случае никакой собственной мотивации насчет идеологического контроля не было. И система принялась отрабатывать начальственный указ… У милиции и прокуратуры появился «план по валу», предусматривающий выявление и запрет экстремистских материалов на подконтрольной территории, физической и виртуальной. …подобрались «эксперты», готовые штамповать по заказу прокуратуры заключения об экстремистском характере любого поступившего от заказчика материала. Устаканилась процедура вынесения судебных решений. Идею требовать от уездных провайдеров фильтрации запретных серверов по IP обкатало УФСБ по Новосибирской области четыре года назад […].

[…]

В результате этой суеты по всей стране оформился внушительный и нелепый конвейер, продуктами работы которого являются и сам Федеральный список запретных материалов, и недавнее постановление о запрете YouTube в Комсомольске-на-Амуре, которое на нем основано. В работе конвейера задействованы тысячи милицейских, прокурорских и судейских работников по всей стране. Которые в гробу видали и свободу слова, и борьбу с ней, но у них у всех есть разнарядка, и нужно ежеквартально отчитываться о проделанной работе. На выходе имеем то, что имеем: нагромождение нелепых и неэффективных запретов, с нулевым практическим выходом — будь то для реальной борьбы с экстремизмом или даже для локального ограничения доступа к цензурируемым произведениям. Весь этот мартышкин труд осуществляется строго для галочки, для отчетности. А главный стимул, которым объясняется высокий уровень активности уездных бюрократов по этому направлению, — чрезвычайная простота всех процедур, позволяющих затем рапортовать об успешно проделанной работе, в условиях нулевого контроля сверху за ее полезностью или эффективностью.

Носик приходит к выводу, что российская милиция “готова похоронить любую ужасную тоталитарную идею”, быть цензором или всеобщим надзорным органом. Хотя реальность, описанная Носиком частично является правдой, первый случай запрета YouTube в России – это результат постоянного и последовательного развития. Блоги или видео платформы (такие, как YouTube) становятся все более опасными для индивидуальных блогеров, так как попытки блокирования ЖЖ или Фейсбука после размещения там сомнительного материала становятся весьма вероятными.

Комментарии закрыты

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо