Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Китай: Исповедь “Рабочего-мигранта во втором поколении”

Система “прописки” в Китае, принятая в 1958 году для контроля над перемещением населения уже давно подвергается критике за привязывание людей к местам их происхождения. С массовой миграцией сельских рабочих в города и прибрежные районы Китая система привлекла к себе особое внимание, поскольку она означает, что мигранты по сравнению с городскими жителями страдают от дискриминации в отношении социальных сервисов, таких, как образование, жилье, здравоохранение и другие формы социальной защиты. Обсуждение [анг] достигает новых высот, после того как в начале этого месяца тринадцать китайских газет [анг] совместно обратились к Всекитайскому собранию народных представителей с просьбой отказаться от системы.

Может ли реформирование системы прописки привести к повышению уровня жизни рабочих-мигрантов? Ван Чиаодао, который называет себя ‘трудящимся-мигрантом во втором поколении‘ [кит], выражает в своем блоге обиды и сомнения, которые характеризуют данную категорию людей в Китае. По сравнению с первым поколением, второе поколение мигрантов имеет меньше возможностей. Во многих профессиях конкуренция очень жестокая. Проработав в течение более семи лет в городах, у него появилось много сомнений. Возможно, некоторые из них могут быть решены реформой в области прописки:

我不明白,在上海,与上海人在同一家事业单位干同样的工种,为什么他每月就比我多五六百块?经理说他是上海人,有福利保障和各种补贴,我不明白为什么他有,我就没有?我们不都是中国人吗?难道中国城市是分等级的,中国人也是分等级的?

Я не понимаю почему в Шанхае в месяц я получаю на 500-600 юаней меньше по сравнению с другими работниками, которые делают такую же работу в том же объеме. Менеджер сказал, потому что он шанхаец, он может пользоваться различными социальными пособиями и субсидиями. Я не понимаю, почему он может, а я не могу. Разве мы оба не китайцы? Правда ли, что китайские города имеют иерархическую структуру, и китайский народ тоже подчиняется иерархии?

我不明白,我堂哥在城市打工十几年了,侄子现在在城市读书,为什么我侄子要缴比城里孩子还高的学费?为什么城里人却不让他们的孩子与我侄子同桌?为什么我侄子在学校会受到孤立和排挤?

Я не понимаю, почему мой двоюродный брат проработал в городе уже более десяти лет, а он по-прежнему должен платить более высокую плату за обучение своего сына по сравнению с городскими детьми. Почему городские жители не разрешают своим детям сидеть за одним столом с моим племянником? Почему моего племянника изолируют и дискриминируют?

Но вышеупомянутое – это всего лишь часть проблемы. Трудности гораздо больших размеров, такие, как отсутствие достаточной защиты прав и интересов работников, и доступное жилье, не могут быть разрешены только реформой системы “прописки”:

我不明白,我们民工用血汗,甚至用生命在城市建设了那么多高楼大厦,可建一辈子房子,却买不到哪怕一间厕所?这跟种一辈子地却没粮食吃异曲同工

Я не понимаю, почему, проведя свою жизнь строя небоскребы, трудящиеся-мигранты не могут купить себе даже туалет. Это также, как и фермеры, которые проводят всю жизнь, выращивая урожай, но не могут даже прокормить себя.

我不明白,为什么南方那么多工厂,就是找不到一家八小时工作制的呢?最低工资标准,意思应该是工资不低于那个标准吧?为什么我们的底薪就等于最低工资标准?为什么辛辛苦苦一天工作十四五个小时,一年下来只够买几包化肥?是工资低了,物价高了,还是我们生活太奢侈了?

Я не понимаю, почему с огромным количеством заводов на юге Китая, я не смог найти ни один с восьмичасовым рабочим днем. Минимальная заработная плата означает, что заработная плата будет выше определенного уровня, не так ли? Но почему же наши зарплаты едва равняются этому стандарту? Работая более 14 часов в день, несколько пачек удобрений – это все, что мы можем себе позволить в конце года. Является ли заработная плата слишком низкой, а цена слишком высокой, или у нас настолько дорогой вкус?

我不明白,为什么我们干了活,可以不给我们工钱,不是说“一份耕耘,一份收获”么?为什么找相关部门解决总那么难,总把我们当球踢,当猴耍?为什么会出现跳楼讨薪,开胸验肺?

Я не понимаю почему после такой тяжелой работы менеджеры имеют наглость не давать нам зарплату. ‘Сколько вы сделали, за столько вам и заплатили’, разве это не то, что они говорят? Почему соответствующим департаментам настолько сложно решить эту проблему, а не отфутболивать нас как мячи? В борьбе с отсутствием заработной платы и компенсации, некоторые идут так далеко, что угрожают спрыгнуть со здания, и добровольно “вскрывают себе грудь” посредством хирургической операции, чтобы доказать, что на своем рабочем месте они заработали пневмокониоз.

Как насчет того, чтобы вернуться обратно в деревню и стать фермером? Он размышлял и об этом:

城市,已没有我们安家之所,而农村呢,我们怎么回去?像一个逃兵一样?又有何面目见江东父老?回去之后,会种地吗?愿意种地吗?其实我本人是赞成回农村种地的,毕竟我们国家还得需要人来种地,但怕父母从此在农村抬不起头来,被其他村民嘲笑,尽管其他村民的孩子们也在城市流离失所。在他们看来,战死在城市,也比做一名逃兵好。

В городах нет места для нас, а в деревне? Но как же мы вернемся? Как дезертиры? Сможем ли мы смотреть в лица жителей снова? Сможем ли мы работать фермерами после возвращения? Готовы ли мы к ферме? Лично я на самом деле за возвращение и за то, чтобы стать фермером. В конце концов, в стране должен кто-то быть фермером. Но я боюсь, что над моими родители будут смеяться другие жители, хотя их дети также страдают в городах. В их глазах смерть в городах лучше, чем дезертирство.

Новое поколение трудящихся-мигрантов – это поколение с мечтой, выходящей за рамки денег. Как прокомментировал профессор Чие Джианшэ, специалист по изучению рабочих-мигрантов:

Они больше привязаны к городам, чем к сельской местности. Они стремятся слиться с городами, но они не могут прорваться сквозь барьеры системы и культуры. Когда они возвращаются в деревню, они оказываются не в состоянии заняться сельским хозяйством.

Когда богатство, дома, автомобили и хорошая жизнь являются далекой мечтой, он не видит будущего, только сомнения, иллюзии и разочарования:

人呐,其实就像种子,最重要的是看你被撒在什么地方,撒在城市,再劣质的种子也能茁壮成长,撒在农村,你再优良也得拼命挣扎才有出头之日。

Человеческие существа, как семена. Важно то, где вы упали. Упали в городах, даже будучи худшего качества вы можете еще расти и быть сильным, если упали в сельской местности, вам действительно нужно бороться прежде чем вы сможете быть сильным, даже если самого лучшего качества.

我们的明天,该何去何从?我不知道。只能像一个无根的浮萍,随波逐流。我曾经说只有猪才是最幸福的动物 […]真的,我真喜欢做一头猪,没心没肺,有吃有喝,也不会去想劈什么柴喂什么马,呆在猪圈里,不知道天高也不知道地厚,就这样迷糊至死。

Что касается моего будущего, куда я должен идти? Я не знаю. Я могу быть только частью ряски, плывущей по течению. Я как-то сказал, что свиньи счастливые животные […] Я бы очень хотел стать свиньей, без забот и чувств, только есть и пить. Они просто стоят в свинарнике, не зная, мир вокруг них, пока они не умирают.

现在基本上也不怎么存钱了,因为存了也没用,有钱就花掉,今朝有酒今朝醉,做一天和尚撞一天钟,说我们消极也好,说我们破罐子破摔也好,都无所谓。因为积极奋斗也只会更加头破血流,因为就算是一只好罐子,也卖不出好价钱。消极,更让我释然,日子也过得更轻松。

Теперь я в принципе не думаю об экономии, потому что экономить не имеет смысла. Я трачу все, что я зарабатываю. Вы можете сказать, что я слишком негативен. Но стремление к лучшей жизни приведет только к крови, поту и боли, и больше ни к чему. Хорошая ваза не может быть продана за хорошую цену. Безнадежность позволяет мне чувствовать себя лучше и делает мою жизнь беззаботнее.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо