Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Россия: новая военная доктрина и информационная безопасность

В феврале Россия опубликовала обновленную версию военной доктрины на ближайшие десять лет (перевод на английский язык можно найти здесь). Не смотря на то, что напрямую в доктрине не говорится о кибербезопасности или интернете, документ рассматривает информационные аспекты безопасности, которые, по определению, подразумевают под собой интернет, средства массовой информации и виртуальную безопасность.

Наиболее значительные неклассифицированные документы, относящиеся к информационной безопасности,первый раз были опубликованы в доктрине десять лет назад. Настоящий документ представляет собой интересную возможность для оценки роли информации с точки зрения безопасности. Такой подход может применяться к вопросам кибербезопасности и Интернета, а также другим информационным платформам (например, СМИ).

Эта статья предоставляет перевод отдельных пунктов российской военной доктрины, связанных с информационной безопасностью. Она также кратко анализирует текущую доктрину в отношении вопросов, касающихся кибербезопасности и интернета.

4. Военная доктрина отражает приверженность Российской Федерации использованию политических, дипломатических, правовых, экономических, экологических, информационных, военных и других инструментов защиты национальных интересов Российской Федерации  и интересов ее союзников.

Четвертый пункт подтверждает намерение России использовать информационные меры для защиты национальных интересов страны и ее союзников.

Девятый пункт этого документа, “Основные внутренние военные опасности”, определяет угрозу следующим образом:

в) дезорганизация функционирования органов государственной власти, важных государственных, военных объектов и информационной инфраструктуры Российской Федерации.

12-й пункт называет характерные черты современных военных конфликтов:

а) комплексное применение военной силы и сил и средств невоенного характера

г) усиление роли информационного противоборства

13-й пункт доктрины подробно рассматривает характер информационной борьбы. Она определяет особенности современных военных конфликтов:

г) заблаговременное проведение мероприятий информационного противоборства для достижения политических целей без применения военной силы, а в последующем – в интересах формирования благоприятной реакции мирового сообщества на применение военной силы.

19-й пункт перезывает основные задачи Российской Федерации по сдерживанию и предотвращению военных конфликтов. Согласно этому документу, первая цель:

а) оценка и прогнозирование развития военно-политической обстановки на глобальном и региональном уровне, а также состояния межгосударственных отношений в военно-политической сфере с использованием современных технических средств и информационных технологий;

30-й пункт определяет основные задачи развития военной организации:

к) совершенствование системы информационного обеспечения Вооруженных Сил и других войск;

41-й пункт перезывает задачи оснащения Вооруженных Сил и других войск вооружением, военной и специальной техникой:

в) развитие сил и средств информационного противоборства;

г) качественное совершенствование средств информационного обмена на основе использования современных технологий и международных стандартов, а также единого информационного поля Вооруженных Сил и других войск как части информационного пространства Российской Федерации;

Анализ:

  • Доктрина подчеркивает важность информационной борьбы как части современной войны (это может относиться к кибербезопасности или любой другой информации)
  • Доктрина подходит к информационной войне в рамках ее воздействия на общественное мнение и роли общественного мнения в отношении возможности проведения военной операции. Следовательно, любые воздействия на общественное мнение могут рассматриваться как часть военной агрессии и первый этап военной операции.
  • Доктрина ставит своей целью развитие возможностей информационной войны в том числе возможности наступления (в недавнем докладе McAfee Россия была названа одной из стран с кибер наступательным потенциалом наряду с США, Китаем, Францией и Израилем)
  • Доктрина определяет цели модернизации военных сил как часть информационного пространства России.

Одним из основных положений доктрины в области информации является отсутствие определения элементов информационной борьбы. Таким образом, информационная безопасность, интернет (в том числе любая интернет-активность), а также традиционные средства массовой информации, могут рассматриваться как часть информационной безопасности с военной точки зрения.

Широкое определение информационной безопасности является традиционной частью русского подхода к этой области. Следует отметить, что нынешняя стратегия должна рассматриваться с учетом разницы между русской и западной точками зрения. Американский и западный подход к кибербезопасности, как правило, ориентированы прежде всего на регулирование кибер-преступности и законодательства, которые могут предоставить экстерриториальной юрисдикции возможность преследовать киберпреступников.

Западные страны ищут стратегии, чтобы ограничить угрозы, вызванные со стороны отдельных лиц. Россия же, наоборот, в первую очередь обеспокоена информационными угрозами, которые вызваны государственными субъектами, и прилагает все усилия для разработки международных соглашений, которые позволят ограничить влияние государств – а не отдельных лиц – в области информационной безопасности.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо