Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Россия: пассажиры «Невского Экспресса» рассказывают свои истории через социальные медиа

Российские власти продолжают расследование крушения «Невского Экспресса» [анг], которое произошло между Москвой и Санкт-Петербургом в пятницу вечером. Согласно официальным данным, унесшая, по меньшей мере, жизни 25 человек трагедия была террористическим актом. Крушение поезда вызывает массу вопросов. Многие спрашивают, что произошло в течение первых нескольких часов после катастрофы и почему сообщения об этом начали поступать так поздно.

Так как трагедия произошла в месте, отдаленном от крупных населенных пунктов, дорога туда заняла у репортеров несколько часов. После этого везде начали появляться первые фотографии и видеорепортажи.  Но что же случилось с социальными платформами, которые вроде бы активно сообщали об авиакатастрофе в Перми [анг] в сентябре 2008года?

Единственным пассажиром, который сразу же сообщил о крушении «Невского Экспресса» был пользователь сервиса Twitter – Lazy Frog. Прежде чем добраться до дома, она 12 раз написала на Twitter о крушении поезда. Вот то, что она писала:

Я жива. Но я расскажу об этом позже. Если что-нибудь скажут в новостях, пожалуйста напишите мне. Нам здесь ничего не говорят.

Позже многие пассажиры первых вагонов (только последние вагоны сошли с рельсов)  говорили, что они ничего не знали в течение целого часа после катастрофы. Lazy Frog разместила еще несколько tweet-сообщений:

Мы пересели на другой поезд. Я делала все, что в моих силах.

Сейчас мы в «Сапсане» (поезд, который доставил пассажиров в Санкт Петербург, прим. автора). Я бы хотела, чтобы он ехал медленнее.

Сейчас нам объявили, что на вокзале нас встретят люди со специальными навыками.

Через день после трагедии, Lazy Frog суммировала свой опыт:

Первые эмоции в связи со случившемся я почувствовала, когда мы были уже ближе к Питеру. На месте катастрофы я совершенно не боялась. Я лишь немного переживала за свои туфли – вокруг было так грязно и столько острых камней.

В субботу, когда пассажиры начали описывать произошедшее в своих блогах, появилось больше информации «из первых уст». Самый популярный пост на данную тему был написан пользователем ЖЖ paltus_m – он находился в одном из последних вагонов, которые были повреждены в наибольшей степени. Он написал:

Все это происходит еще за десять секунд, за которые понимаешь, ЧТО же сейчас случится. Я успел сгруппироваться, если таковой термин вообще применим к моей тушке))

Впрочем, против Ньютоновских законов никакие группировки не помогут – только удача … Поэтому – просто повезло. Повезло мне и брату, хотя брата покалечило сильнее, а мне достались только шишки и сильные ушибы.
[…]

Все вышеописанное – от момента, когда что-то пошло “не так” до полной остановки прошло не более 30 секунд.
Мрак, сперва тишина, потом стоны и крики раненых и покалеченных. Я на полу – почему-то меня кинуло на пол, что, видимо, и спасло – и несильно придавило, только недвижными телами. Тела отодвинул, себя ощупал – весь в крови, но, похоже, в основном, чужой. Руки-ноги работают, особых болей нет … На голове здоровенная шишка, кровоточит, но терпимо. Удалось встать, но какое-то время пришлось стоять и ждать, пока ребята, не особо пострадавшие, не расчистили завалы.
[…]

Кругом страдание – мы сидели в задней части вагона, куда прилетели все сумки и чемоданы – там много заваленных и покалеченных.
Вообще, вагон в первые минуты катастрофы представлял из себя равномерно раскиданную по всему объему массу из тел, частей вагона и остатков кресел.

Paltus_mk подробно рассказывает всю историю, начиная с самых первых минут после катастрофы, но в то же время, он избегает описаний, которые могли бы травмировать читателя.  Он пишет о том, что пассажиры начали героически и без паники оказывать друг другу первую помощь. Он говорит, что невозможно было подсчитать количество погибших. Спасатели прибыли на место катастрофы только через 1,5 часа. Paltus_mk и его брат были доставлены в местный госпиталь и позже добрались до Санкт Петербурга.

Другая история выжившего участника трагедии была выложена на российском блог сервисе Ya.ru блоггером pancakyes. Вагон, в котором она находилась, не пострадал от взрыва. Она выложила свой пост в 22:11 –  через полчаса после крушения – непосредственно с места трагедии. Она написала, что поезд остановлен в результате какого-то происшествия, несколько вагонов сошли с рельсов, и она приедет домой позже, чем это ожидалось. Почти через час она добавила, что в последних двух вагонах есть жертвы.  В субботу pancakyes опубликовала полную историю происшествия:

Нас несколько раз тряхануло, все сильнее и сильнее. Ну со стола все полетело, ну слегка стукнулись. И непонятно что. Никаких объявлений, ничего. Сначала думали, что это так.. Мелочь. Ну тряхануло, ну остановились. Стоп-кран дернули, наверное.
Потом забегали проводники, бледные. Собирают матрасы, скатерти, тряпки, воду. Спросили чем помочь: попросили сидеть на своих местах, если не врачи. Из их раций периодически слышится нехорошее. Пошли слухи, один нелепей другого как тогда казалось. Ну не верилось в то, что два вагона оторвало и что они так далеко от нас. Потом поверили.

Мы вышли было на улицу, хотелось чем-то помочь. Дошли до третьего вагона. […]Мы не пошли дальше: зеваками быть не хотелось, создавать толпу тоже, помочь ничем не могли, а видеть то, о чем говорили не хотелось тем более.

Сразу же после катастрофы социальные медиаплатформы были первым местом, где российские журналисты стали искать информацию. Репортер Российского новостного агентства  РИА Новости оставил комментарий в блоге pancakyes и попросил ее немедленно перезвонить ему. Татьяна Ланда (ЖЖ пользователь Elada) написала в своем блоге о друге, который был в поезде, но выжил. Два репортера тут же оставили комментарий с просьбой связаться с ними. Позже Татьяна опубликовала пост, где она со злостью написала, что в ту ночь журналист «Комсомольской правды» несколько раз пытался поговорить с ней по телефону. В итоге пост превратился в дискуссию о том, могут ли журналисты использовать блоггеров в качестве источника информации о крушении поезда. Также журналисты пытались связаться с блоггером, который написал, что она в последнюю минуту решила не ехать на «Невском Экспрессе».

Некоторые блоггеры выражали свое недовольство тем, что несколько пассажиров поезда использовали социальные медиа средства для того, чтобы рассказать о случившемся. Очевидно, есть несколько объяснений, почему социальные медиа средства не сыграли большой роли в освещении трагедии «Невского экспресса».
Twitter – самая удобная платформа для живого блоггинга (live blogging), пока еще мало популярен в России. Согласно данным twitRU [RUS], только 2,700 пользователей  Twitter пишут на русском языке. В то же время, такие популярные российские блогплатформы, как Livejournal.com или ya.ru могли бы использоваться для «живых» сообщений, но примеров этому пока очень мало.

Второе объяснение относится к роли мобильных устройств и связи. Количество портативных устройств в стране растет. Все больше и больше Россиян могут пользоваться Интернетом и различными Веб-приложениями в дороге. Особенно популярна эта тенденция в Москве и Санкт-Петербурге. Но трагедия случилась в месте, отдаленном от больших населенных пунктов, где, по словам свидетелей, зона покрытия сотовой сети весьма ограничена. Блоггер pancakyes делится воспоминаниями:

Со связью было очень плохо. Видимо, все одновременно начали звонить и перегрузили сеть. До меня, например, смс и звонки начали доходить только когда я ехала во втором поезде (который доставил пассажиров в Санкт-Петербург, прим.автора). В интернет иногда получалось выйти, с трудом, но получалось.

В отличие от данного события, авиакатастрофа в прошлом году в Перми предоставила множество возможностей для сообщений граждан:

1. Авиакатастрофа произошла в пределах города, и многие могли видеть ее прямо из своих окон.  Крушение «Невского Экспресса», как уже отмечалось ранее, произошла в сельской местности.

2. Освещение катастрофы в Перми социальными медиа происходило в основном людьми, которые видели трагедию, но не были ее частью (к сожалению, на борту самолета никто не выжил). Все свидетели катастрофы «Невского Экспресса» были пассажирами этого же поезда.

3. Большинство людей, писавших об авиакатастрофе в Перми, пользовались домашними компьютерами. Выжившие в трагедии «Невского Экспресса» должны были полагаться на свои мобильные устройства.

Эти различия объясняют, почему было большое количество сообщений в социальных медиа в случае крушения самолета, и они практически отсутствовали в ситуации с «Невским Экспрессом».

Можно также сказать, что в России еще нет традиции передачи сообщений по социальным медиа. Именно поэтому только два пассажира были достаточно мотивированы для того, чтобы выйти онлайн и взять на себя роль «гражданских репортеров». Этим можно также объяснить враждебность пассажиров и блоггеров по отношению к журналистам,  которые искали информацию о крушении в социальных медиа.

Все это свидетельствует о том, что российская блогсфера еще далека от роли главного источника горячих новостей. Она все еще остается местом для распространения информации и широких дискуссий о том, что уже произошло.

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо