Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Насилие “за закрытыми дверями”

“В Венгрии в результате домашнего насилия умирает как минимум одна женщина в неделю”, сказала Кристина Морваи журналу Обзор Центральной Европы в 2001 году, когда она опубликовала свою книгу  “Террор в семье”, в то время она являлась директором фонда по защите прав венгерских женщин и детей (сейчас она член Европейского парламента при партии Джоббика). Упомянутый факт несколько раз сообщался в венгерских СМИ, но, похоже, к 2009 году ситуация в этом вопросе ничуть не изменилась.

В январе этого года, во время дебатов о введении нового закона против домашнего насилия, Hungarian Spectrum написал:

Президент Шойом не выглядит слишком обеспокоенним, несмотря на то, что согласно венгерским социологам каждую неделю по меньшей мере одна женщина умирает в результате домашнего насилия. И эта статистика не включает в себя старых людей и детей, которые подвергаются жестокому обращению или даже убиваются. Существовали какие то законы, якобы занимаюшиеся этим вопросом, но они были абсолютно неефективны. Полиция не могла действовать на месте и могли пройти недели прежде чем дело поступит в суд. К тому времени истец может быть уже мертв. Кроме того полиция редко действовала. Она просто не хотела ввязываться в “семейные дрязги”. Было совершенно бесполезно, например, звонить в полицию и сообщать об угрозах. Ответ был: до тех пор пока нет крови, мы не пожем предпринять никаких действий. Я помню один конкретный случай, когда такие угрозы были произнесены молодым человеком в отношении девушки. Семья девушки заявила о ситуации. Полиция ничего не сделала. Через несколько дней девушка была мертва.

Из за того что Президент Венгрии Ласло Шойом отклонил закон в январе, закон был изменён и Венгерский Парламент снова проголосовал за него в июне, и он вступил в силу в октябре. Закон, который изменил правила об ограничении свободы передвижения лица, обвинённого в совершении насильственного акта, по прежнему критикуют (HUN) как недостаточно эффективный.

В этом месяце, венгерские неправительственные организации присоединились (HUN) к компании- 16 дней активных действий против гендерного насилия. Amnesty International Hungary (представительство международной организации “Международная амнистия” в Венгрии) создала страницу на Facebook ,где она опубликовала 2 видео своей компании  2005 года.

Дав название своему посту “За закрытыми дверями”- как в новой песне венгерской певицы Zséda, говорящей о домашнем насилии- пользователь tegla07 написал в своём блоге это (HUN):

Вы идёте по улице и у вас нет другой возможности: вы либо один из них, либо нет. Вы не можете сделать ничего другого. Вы не можете быть независимым- вы среди них или рядом с ними. Но многие люди, и среди многих появляется все больше и больше тех, кто пытается жить как если бы все это не существовало. До тех пор пока не узнают, что их лучший друг, друг друга, коллега, уборщица или секретарь, женщина-директор, педагог, генеральный директор, подвергаются избиению дома …

А почему? Каждая ситуация иная, каждая судьба уникальна, но. Но существуют правила, существуют ограничения, которые невозможно перешагнуть. Есть ситуации, когда вопрос “почему” исчезает, и вы не можете подумать над ним – и главным образом, вы не можете судить.

Вы не можете судить кого-то за её “слабость” (слабость? Она поднимается на защиту чего то, что вы, наверное, никогда бы не смогли сделать), за её “бессилие” (бессилие? Она восстанавливает себя каждое утро из ничего ) … Если кто-то пострадал, вопросов быть не должно. Вы должны прийти туда, где бы вы не находились. Вы должны обнять её, чтобы дать ей понять, что вы её цените. Чтобы дать ей понять, что она заслуживает нечто иное. […]

Никто, никто не заслуживает тех пощёчин. Никто, никто не может думать, что он имеет “право сильного” в своей семье. Никто, никто не может просто пройти мимо униженной женщины. Никто никогда не имеет права шептаться о женщине, которой сделали больно … Когда мы поймём это?

Начать обсуждение

Авторы, пожалуйста вход в систему »

Правила

  • Пожалуйста, относитесь к другим с уважением. Комментарии, содержащие ненависть, ругательства или оскорбления не будут опубликованы.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо