Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Что происходит в Венесуэле?

Мужчина смотрит вверх во время протестов в Венесуэле в 2014 году. Волнения в стране начались задолго до начала противостояния между Национальной ассамблеей и Верховным судом. Фотография с сайта Flickr пользователя andresAzp, размещена согласно лицензии CC 2.0.

Когда речь заходит о напряженной ситуации в Венесуэле, пик которой пришелся на 30 марта 2017 года, когда Верховный суд ликвидировал парламент страны, из уст многих венесуэльцев всё чаще звучит слово «диктатура».

Мартовские события спровоцировали многочисленные протесты [анг] в стране и стали причиной международной критики. Некоторые оценили произошедшее как «самопереворот» [исп]. Для многих граждан Венесуэлы стало очевидным, что страна потеряла последние признаки демократии.

Верховный суд принял на себя полномочия Национальной ассамблеи и позволил президенту Николасу Мадуро исполнять некоторые законодательные функции, однако эти меры оказались временными — Верховный суд вскоре изменил свое решение по просьбе Мадуро.

Тем не менее национальные и международные организации не остались удовлетворены восстановлением работы Национальной ассамблеи. Массовые выступления в стране [анг] происходят практически ежедневно, несмотря на жесткий отпор со стороны полиции.

Многие страны [анг] выразили беспокойство и неодобрение в связи с последними событиями. Организация американских государств (ОАГ) после чрезвычайного заседания, проведенного 3 апреля 2017 года, приняла резолюцию [анг], в которой недавние события в Венесуэле названы «нарушением конституционного порядка». ОАГ также заявила:

Notwithstanding the recent revision of some elements of these decisions, it is essential that the Government of Venezuela ensures the full restoration of democratic order.

Несмотря на уже осуществленный пересмотр этих решений, важно, чтобы правительство Венесуэлы гарантировало полное восстановление демократического порядка в стране.

События последних недель являются лишь очередными звеньями в цепи мер, принятых для ограничения функций Ассамблеи с тех пор, как оппозиция получила две трети мест в парламенте Венесуэлы в декабре 2015 года.

Что привело к «самоперевороту» в Венесуэле

В январе 2016 года Верховный суд признал незаконным избрание четырех парламентариев — троих от оппозиции и одного от правящей партии — от штата Амасонас из-за предполагаемых нарушений в ходе голосования. Национальная ассамблея, контролируемая Единой социалистической партией Мадуро, перед тем, как сложить свои полномочия в связи с истечением их срока действия, успела назначить судей, солидарных с правительством, а оппозиция обвинила Верховный суд в попытке лишить ее квалифицированного большинства, наличие которого, среди прочего, позволяло ей отстранять от должности судей Верховного суда.

Однако оппозиция привела к присяге троих парламентариев, законность избрания которых была под вопросом. В ответ Верховный суд обвинил парламент в неуважении к суду и объявил все решения Ассамблеи недействительными. Было также урезано финансирование парламента, и конгрессмены практически не получали зарплаты в течение 10 месяцев (при том что их ежемесячная оплата труда не превышает 38 долл США [исп]).

Ситуация практически не менялась до октября, когда Государственный избирательный совет заблокировал проведение референдума об отстранении Мадуро от власти и отложил проведение региональных выборов до 2017 года, хотя, согласно конституции, они должны были пройти раньше. Оппозиция обвинила президента и его сторонников в подготовке медленного переворота и проголосовала за начало процедуры импичмента.

В январе 2017 года Национальная ассамблея, всё еще обвиняемая в неуважении к Верховному суду, проголосовала за то, чтобы объявить Мадуро «оставившим свой пост» и потребовать новых президентских выборов.

После того, как парламент отказался разрешить государственной нефтедобывающей компании объединяться с частными предприятиями, особенно из России и Китая, правительство Мадуро обратилось в Верховный суд страны, который не только подтвердил положение парламента, но и заявил о том, что отныне возьмет на себя законодательную функцию.

Политический тупик

Случайный наблюдатель, читая заголовки новостных статей о Венесуэле, придет к выводу о том, что в последние годы страна пытается выйти из кризиса, и кратковременное пребывание Верховного суда у власти является лишь последним в серии событий.

Однако в Венесуэле не один кризис [анг]. В стране наблюдается большое количество кризисных ситуаций, связанных между собой, и оказывающих влияние на обычных граждан.

Первый кризис — политический. Скончавшийся в 2013 году Уго Чавес самолично выбрал Николаса Мадуро себе в приемники. Мадуро утверждает, что стремится содействовать развитию Боливарианской социалистической революции Чавеса, которая должна была принести демократию народу и снизить уровень бедности венесуэльцев.

Однако венесуэльский народ не выказал того же уважения и поддержки новому лидеру, которыми пользовался в свое время Уго Чавес. За три года экономического кризиса и беспрецедентного уровня насилия и бедности в стране рейтинг Мадуро опустился до своего минимального значения. Кроме того, президента обвиняли в использовании авторитарных методов для пресечения разногласий. Его правительство подавляло протесты [анг], вводило цензуру для прессы и противодействовало свободе слова [анг]. Представители оппозиции, критики и журналисты [анг], чьи статьи показывают правительство не с выгодной стороны, оказываются в тюрьмах [анг]. Некоторые из несогласных с режимом были вынуждены покинуть страну [анг], другие просто замолчали.

Манифестанты в Каракасе 7 апреля 2017 года. Фото Луиса Карлоса Диаса. Использовано с разрешения автора.

Оппозиция в Венесуэле представлена главным образом Круглым столом демократического единства, коалицией, включающей различные политические партии от центристских до левоцентристских. Однако многие граждане не доверяют некоторым представителям коалиции, которая включает в себя политических деятелей прошлых десятилетий [анг], когда нищета была подавляющей и целые слои населения были ущемлены в правах.

Коалиция объединила многие конфликтующие политические группировки и партии, но до сих пор не прекращается борьба за власть и идеологические и политические разногласия. Кроме того, не все манифестанты в ходе последних выступлений следуют за единым политическим лидером. Некоторые из митингующих поддерживают определенные фракции, другие же ориентированы на общие демократические принципы и экономические права.

Экономика в свободном падении и продовольственный кризис

Политика имеет свойство проникать во все сферы жизни в венесуэльцев [анг], но самые насущные нужды народа обычно связаны с экономикой.

Отличительной чертой правления Мадуро стал глубокий экономический кризис. Экономика страны зависит от продажи нефти, но цены на нефть сильно упали в последние годы, и система не смогла компенсировать эти потери. Уровень инфляции в Венесуэле, который находился на уровне выше 50% с 2014 года [анг], поднялся до 800% в конце 2016 года и продолжает расти. С другой стороны, валютный контроль [анг] ограничил импорт, что привело к снижению поставок товаров. Правительство контролирует цены на товары первой необходимости, но черный рынок все еще воздействует на ценообразование. Цены на товары первой необходимости могут вырасти в считанные дни, и ослабление курса национальной валюты происходит с той же интенсивностью.

Для обычного венесуэльца это обозначает голод и нужду. О проблемах с продовольственными товарами свидетельствуют бесконечные очереди в супермаркетах и на улицах, а также попытки пересечь границу с Колумбией, чтобы купить необходимые товары.

Хотя относительно продовольственного кризиса нет точных цифр, в стране началось мародерство [анг], и быт венесуэльцев претерпел сильные изменения.

Правительство и некоторые СМИ отрицают, что стране угрожает голод, которого опасаются граждане в некоторых областях, и утверждают, что поднятая тревога является лишь частью антиправительственной кампании.

Тем не менее, неправительственные организации сообщают, что невозможно прийти к выводам относительно масштаба сложившейся ситуации из-за нехватки достоверной [исп] информации. За последние годы, на которые приходится период увеличения уровня бедности и ухудшения экономического кризиса, администрация Венесуэлы не предоставляла актуальных данных.

СМИ и право на информацию

Жителям Венесуэлы нелегко получать сведения о том, что происходит в стране.

Право на информацию [исп] находится под угрозой [анг] из-за усиливающегося правительственного контроля над средствами массовой информации, и с этим сложно бороться, так как в Венесуэле интернет-соединение является одним из самых медленных и нестабильных [исп] в регионе.

В атмосфере, отмеченной распространением слухов и политических атак с обеих сторон, гражданская журналистика превратилась в один из важнейших источников информации о протестах [анг] и их подавлении. Даже интернет-страницы, посвященные экономике и курсу валюты, стали важным информационным ресурсом и, следовательно, мишенью политической цензуры [анг].

Кризис здравоохранения, насилие и организация помощи на местах

Венесуэла, кроме прочего, переживает кризис системы здравоохранения [анг], что вызывает самые бурные споры внутри страны.

Нехватка медикаментов и плачевное состояние оборудования вкупе с маргинализацией коренных общин [анг] привели к катастрофическим последствиям. Жители Венесуэлы были вынуждены прибегнуть к помощи социальных сетей и других граждан, чтобы получить необходимые лекарства.

В последние десятилетия также резко возрос уровень насилия [анг]. Процент убийств в Венесуэле является одним из самых высоких в мире. В результате некоторые венесуэльцы, особенно в городских трущобах, начали вместо святых молиться преступникам [анг].

Местные организации прилагают все усилия, чтобы справиться с растущим уровнем преступности. Например, группа Mi Convive в Каракасе в последние шесть лет занимается организацией занятий по предотвращению насилия и других мероприятий, направленных на придание нового значения общественному пространству:

Niños jugando libres en la calle, cantando y riendo, dueños de los espacios, así como lo mostramos en este video queremos que suceda en cada comunidad de Caracas y del país.
Nuestro objetivo es la disminución al mínimo de la violencia a través de la prevención, creando una ciudad de la convivencia.

Дети играют на улице, поют и смеются, они хозяева этих мест, и мы хотим, чтобы так было во всех районах Каракаса и страны. Наша цель — предупреждающими мерами максимально снизить уровень насилия и сделать город благоприятным для проживания всех граждан.

Несмотря на все попытки улучшить ситуацию, сложившуюся в стране, многие были вынуждены [анг] покинуть Венесуэлу. На политической арене различные партии продолжают обвинять в проблемах друг друга, а тем временем кризис усугубляется.

Больше статей Global Voices о ситуации в Венесэуле:

Политический кризис

Здравоохранение и проблемы с продовольственными товарами

Насилие, раскол в обществе и миграция

Угрозы свободе слова

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
Нет, спасибо