Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Служить миллиардам? Права человека в эру Facebook

Протестующий возле Даккского университета в Бангладеш во время отключения соцсетей в 2015 году. На постере написано: «Сколько ещё оправданий? Откройте Viber, Messenger, WhatsApp и Facebook НЕМЕДЛЕННО». Фотография Заида Ислама (Zaid Islam), используется с разрешения.

[Все ссылки в тексте — на английском языке, если не указано иное].

В основе этого материала лежат истории, рассказанные Фернандой Канофре, Сахар Хабиб Гази, Элли Нг (из Hong Kong Free Press), Далией ОтманИнджи Пенну и Таном Сином.

Во время Арабской весны 2011 года Facebook оказался одним из самых мощных технологических катализаторов свободы слова и мобилизации демократических сил, которые когда-либо видел мир. Восстания поднимала не социальная сеть, но именно она сыграла важнейшую роль в их развитии.

В этом же году число пользователей Facebook в Африке, Азии, Латинской Америке и на Ближнем Востоке (в так называемых «странах глобального Юга») превысило число пользователей из Европы и Северной Америки. С этого момента Facebook стал по-настоящему глобальной платформой, несмотря на то, что оставался американской компанией.

Теперь стало очевидно, что Facebook — наряду со многими другими социальными сетями — может служить инструментом для граждан, позволяя им высказываться и защищать свои права. Но правительства также осознали тот факт, что социальные медиа можно использовать в своих интересах, добиваясь собственных целей, начиная от мониторинга занятий пользователей и изучения поведения, заканчивая политическими кампаниями и продвижением той или иной идеологии.

Руководитель компании Facebook Марк Цукерберг на сцене во время конференции Facebook F8. Фотография pestoverde с Flickr (CC BY 2.0).

Сообщество Global Voices хорошо знакомо с этой динамикой. Как объединение писателей и гражданских активистов, мы сталкивались с цензурой, преследованиями и прямыми угрозами из-за активной деятельности в Facebook с первого дня на этой платформе. Мы писали об этом опыте более десяти лет, а также проводили специальные исследования продуктов Facebook, включая Instagram и Free Basics [рус].

Мы также знаем, что для Facebook, а также для каждого, кто пытается понять, как технические платформы и политика их использования взаимодействуют со свободой слова, конфиденциальностью и иными гражданскими и политическими правами, прошлый опыт весьма поучителен.

Давайте вспомним о некоторых наиболее выразительных историях, касающихся разжигания ненависти, преследований и политической цензуры в крупнейшей в мире социальной сети.

Полный список материалов можно найти в архиве Global Voices о Facebook [рус].

Женщины в Керале протестуют в знак солидарности с девочками, которые были изнасилованы и подверглись линчеванию в штате Уттар-Прадеш, Индия. Фотография Sthreekoottayma, используется с разрешения.

Для индийских активистов «реальные» имена могут повлечь за собой реальные последствия

В 2015 году после того, как активистка на юге Индии стала главной мишенью для сексуальных домогательств и угроз насилием на Facebook, её аккаунт был заблокирован [рус]. Кто-то сообщил о том, что она нарушает политику компании — пункт, касающийся «подлинной личности» (или «реального имени»). Без предупреждения женщина была немедленно заблокирована. И единственная возможность восстановить доступ к аккаунту — послать в Facebook какой-либо из официальных документов, удостоверяющих личность. Так как другого выхода не было, она так и поступила.

Facebook восстановил страницу с полным именем активистки, включая указание на касту. Женщина никогда не использовала кастовое имя на своей странице в Facebook или где бы то ни было публично. Обнародование имени сделало её более ранимой и подверженной преследованиям, чем прежде.

В сотрудничестве с коалицией организаций, защищающих цифровых прав и права ЛГБТ, сообщество Global Voices приняло участие в написании письма Facebook, указав на многочисленные проблемы, которые обнажило это дело, касающиеся злоупотреблениями системами Facebook и отсутствия у компании культурной чувствительности к вопросу о том, что представляет собой «реальное имя» или «подлинная личность».

Сегодня пользователи не могут быть заблокированы немедленно после единственного сообщения о нарушении ими политики «подлинной личности». Однако компании ещё предстоит пройти долгий путь для решения вопроса о том, как поступать с пользователями, известными не под своими юридическими именами.

Эта история научила нас многому о сложном вопросе идентичности в интернете. Как технологии определяют, кто такой «реальный» человек? Каким образом идеи, такие как гражданство и нация, принимают форму онлайн, особенно когда дело касается этнических или территориальных споров?

Наши материалы о Палестине и Израиле регулярно затрагивают эти вопросы, как в интернете, так и за его пределами.

Палестина: разжигание ненависти и оцифровка оккупации

Во время войны 2014 года в Газе в Facebook появилась страница под названием «Пока наши мальчики не вернутся — мы будем каждый час убивать по террористу» и сразу стала невероятно популярной. На странице было опубликовано несколько сообщений на иврите, призывающих к насилию в отношении палестинцев и арабов, включая пост, призывающий читателей «сжечь Газу» и принести «смерть арабам».

Несмотря на многочисленные официальные сообщения о злоупотреблениях [рус], отправленные пользователями Facebook, более трёх недель страницу не блокировали. Когда авторы Global Voices говорили об этом с сотрудниками Facebook, те не упоминали напрямую вышеупомянутую страницу. Они лишь подтвердили свою приверженность стандартам сообщества.

С этого времени мы наблюдаем периодическое освещение в СМИ встреч персонала Facebook и представителей израильского правительства. Даже те крохи информации, которые у нас есть, вызывают беспокойство, что Facebook практикует двойные стандарты от имени правительства Израиля. Скорые аресты арабских и палестинских пользователей Facebook за опубликованные посты также подливают масла в огонь.

Широко распространённая иллюстрация, сравнивающая «мировоззрение» или международное представление о конфликте с «реальностью». Скриншот из Twitter, 4 сентября.

В Мьянме Facebook должен «фокусироваться на контексте, а не на коде»

Социальные сети в Мьянме переполнились ненавистническими репликами, сфальсифицированными фотографиями и расистскими высказываниями, когда военные силы страны столкнулись с Армией спасения рохинджа Аракана (ARSA) в августе 2017 года и начали «операции по разминированию» в деревнях штата Ракхайн, вынудив сотни тысяч мусульман-рохинджа бежать из страны.

За этот период пропаганда против рохинджа широко распространилась онлайн. Сами рохинджа и те, кто пытался их защитить, столкнулись в Facebook с прямыми угрозами насилием. Как стало широко известно во время слушаний с участием Цукерберга в Конгрессе США, когда бирманские группы гражданского общества обратились в Facebook за помощью, чтобы удалить посты с угрозами, компания реагировала с огромной задержкой.

Единственная тактика, которой попытался следовать Facebook: запустить в стране автоматическую цензуру, которая удаляла все материалы, содержащие слово «kalar» или ကုလား (в бирманском написании), термин, используемый ультранационалистами и религиозными фундаменталистами для атак на мусульман в Мьянме. Местные пользователи узнали об этой тактике, когда обнаружили, что каждая публикация, содержащая такое слово — включая те, где обсуждали лишь использование термина, или даже посты со словами, содержащими буквы kalar (например, «kalarkaar», что означает «занавес») — была удалена и помечена как ненавистническое высказывание.

В ответ Тан Син (Thant Sin) из Global Voices написал: «Вместо того, чтобы просто цензурировать слово „kalar“, [Facebook] должен был пересмотреть и извлечь уроки из текущих инициатив, направленных на борьбу с ненавистническими высказываниями онлайн в Мьянме, фокусируясь на контексте, а не на коде».

Цензура Тяньаньмэнь: гражданская активность в Facebook в Гонконге

«Специальный административный район» Гонконг — ещё одна сложная территория, когда речь заходит о вынесении решений о свободе слова в социальных медиа. В то время как правительство материкового Китая использует агрессивный режим цензуры, в котором Facebook полностью блокирован, эта социальная сеть доступна и популярна в Гонконге, особенно среди про-демократически настроенных активистов.

Различие между двумя этими территориями на собственном опыте регулярно познают граждане, пытающиеся обсуждать политически чувствительные темы. Бойня 1989 года на площади Тяньаньмэнь в Пекине, в которой пострадали протестующие студенты, является ярким примером подобной темы.

В 2017 году наши партнёры из Hong Kong Free Press поделились с нами историей о Фун Кха Кхёне (Fung Ka Keung), лидере гонконгского профсоюза преподавателей, который создал временную рамку для своей фотографии в профиле соцсети в память о массовом убийстве протестующих студентов на площади Тяньаньмэнь в Пекине в 1989 году.

Фун Кха Кхён (справа) и рамка для его фотографии 4 июня. Фотография: Фун Ка Кюн/HK Alliance, Facebook.

В течение 24 часов Фун Кха Кхён получил уведомление от Facebook о том, что его рамка была отклонена, поскольку не соответствует условиям и политике компании. Фун получил сообщение от Facebook, объясняющее, что рамка «принижает, угрожает или атакует конкретную личность, юридическое лицо, национальность или группу».

После того, как об инциденте рассказали местные СМИ, гигант соцмедиа извинился и одобрил оригинальную рамку. Почему же Facebook отклонил изображение? Многие предполагают, что это была не просто ошибка, а попытка подлизаться к материковому Китаю, где Facebook заблокирован с 2009 года.

Кроме активизма и контента, который изначально является политическим, истории или даже простые слухи на Facebook могут привести к насилию или нанесению реального вреда. В нашей заключительной истории рассказывается об одном таком событии, произошедшем в Бразилии в 2014 году.

Убита линчующей толпой и ложными слухами

В Бразилии Фабиана Мария де Хесус погибла от рук линчующей толпы, спровоцированной серией отвратительных онлайн-слухов, быстро перекочевавших в Facebook.

Предупреждения о женщине, которая, как заявлялось, похищала детей в приморском курортном городе Гуаружа, в Бразилии, были отосланы 24 000 человек со страницы Facebook Guarujá Alerta (Тревога Гуаружи) [порт]. Сообщение включало в себя изображение, очень напоминающее де Хесус. Когда один пользователь ошибочно предположил, что женщина на рисунке является де Хесус, онлайн-ярость переродилась в реальную ярость линчующей толпы.

В то время у местной полиции не было известий о пропавших детях. Изображение было взято из другого дела о похищении детей, произошедшего в Рио-де-Жанейро в 2012 году, и появлялось также в Facebook несколько раз, в различном контексте, точно также ложно иллюстрируя преступления в других бразильских штатах.

По информации газеты A Tarde [порт], группа друзей одного из подозреваемых вышла с протестами к полицейскому управлению. Группа выкрикивала:

Quer prender todo mundo? A culpa é de todo mundo! A culpa é de ninguém! A culpa é da internet!

Вы хотите арестовать всех? Это вина каждого! И это ничья вина! Это всё вина интернета!

С полным перечнем наших статей на эту тему можно ознакомиться на странице Из архива GV: права человека в эру Facebook [рус].

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо