Закрыть

Поддержите Global Voices

Чтобы оставаться независимым, свободным и устойчивым, наше сообщество нуждается в помощи друзей и читателей, как вы.

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Как COVID-19 меняет политическое и глобальное будущее Китая?

Плакат с картой Китая на фоне четырёх иероглифов 武汉肺炎, означающих «уханьская пневмония». Изображение использовано с разрешения.

То, что начиналось на китайском рынке морепродуктов как проблема местного здравоохранения, переросло в национальный кризис. После того, как в декабре 2019 года был обнаружен уханьский коронавирус, запущенная цепная реакция глубоко потрясла китайское общество и бросила вызов политической стабильности [анг] в Пекине

Одержимое идеей информационного контроля китайское правительство, как местное, так и центральное, на несколько недель задержало публикацию новостей, которые могли бы спасти жизни [анг]. Когда в конце января власти неожиданно объявили о радикальных мерах по предотвращению распространения эпидемии, для многих было слишком поздно, так как уже началось празднование Китайского нового года

Медики и учёные всё ещё заняты исследованиями и спорами [анг] по поводу происхождения ранее неизвестного уханьского коронавируса, респираторного заболевания, которое поражает лёгкие и может вести к пневмонии. Одна теория заключается в том, что он передался людям от змей или летучих мышей, которых в Китае потребляют как деликатес и которые продавались на рыбном рынке Хуанань в Ухане, который, как считается, стал источником вируса.

Один из ключевых вопросов, определяющих скорость распространения вируса, — это пути его передачи: может ли он передаваться от человека к человеку и как много людей может в среднем заразить один носитель вируса. Последние медицинские данные свидетельствуют о том, что передача от человека к человеку возможна и, что вызывает беспокойство, она происходит до того, как у носителя появляются симптомы, из-за чего вирус очень сложно вовремя распознать.

Что касается скорости передачи, которую эпидемиологи называют «базовое репродуктивное число» [анг], в конце января, по подсчётам, оно составляло 2-3, то есть один носитель заражает от двух до трёх человек, но эти цифры всё ещё обсуждаются и их подтверждение требует дальнейших исследований при условии предоставления необходимых данных.

Число заражённых растёт с каждым днём — это крупный кризис здравоохранения для провинции Хубэй в центральном Китае и её столицы, города Ухань, в которых вместе живёт почти 60 миллионов человек. Подтверждённые случаи фиксируются по всему Китаю, все доктора находятся в состоянии боевой готовности, что прибавляет давления на медицинскую систему, которая часто не может обеспечить должное обслуживание [анг] такому большому и стареющему населению. 

Но уханьский коронавирус — это не просто кризис в области здравоохранения, но и важный политический момент истины. Тот факт, что правительство очень долго заявляло, что беспокоиться не о чем, серьёзно подорвал общественное доверие, и не только в провинции Хубэй. Пекин критиковали за ненадлежащую реакцию на кризис SARS в 2002-2003 годах, когда правительство скрывало информацию [анг] от Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ). Глава Китая Си Цзиньпин молчал о новой эпидемии до 20 января, когда признал тяжесть ситуации в публичном заявлении — через месяц после обнаружения первых случаев заражения. Жёсткий контроль над информацией сохраняется, и во время, когда Китай ведёт торговую войну с США и испытывает замедление экономического роста, решение уханьского кризиса определит курс, который примут китайские общество и политика в 2020 году. 

Пока мы продолжаем обновлять эту страницу, вы можете узнать больше из следующих материалов:

Кампания с призывом к жителям Уханя выразить благодарность лидерам Коммунистической партии за борьбу с COVID-19 пошла не по плану

Специалисты ВОЗ под ударом из-за «медленной реакции» и «прокитайского» настроя, пока COVID-19 победно марширует по планете

Китайская цензура демонстрирует, что может позволить себе «гибель СМИ»

Запрет на въезд из Китая угрожает австралийской торговле, туризму и образованию

Окажется ли коронавирус «Чернобылем» для Китая?

Полемика в Малайзии: считать ли посты в Facebook о коронавирусе «распространением слухов»?

Гибель доктора-разоблачителя Ли Вэньляна от коронавируса взволновала соцсети

Битва данных вокруг вспышки уханьского коронавируса

7 причин, по которым жители Гонконга недовольны ответом правительства на коронавирус

Ответ китайских онлайн-патриотов на датскую карикатуру, превратившую флаг Китая во «флаг-вирус»

Для Тайваня коронавирус из Уханя — дипломатическая битва

Коронавирус из Уханя — это ещё и экономическое бедствие для Китая 

Жители «закрытого» китайского города возмущены: «Пекин бросил Ухань» 

В ожидании массовой миграции, связанной с Китайским Новым годом, Китай наконец-то серьезно подошел к проблеме коронавируса из Ухани

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку, чтобы получать лучшие материалы Global Voices по-русски!



Подписку нужно будет подтвердить по почте; ваш адрес будет использоваться исключительно для писем о Global Voices в согласии с нашей миссией. Подробнее о нашей политике конфиденциальности вы можете прочитать здесь.



Рассылка ведётся посредством Mailchimp (политика конфиденциальности и условия использования).

Нет, спасибо