Закрыть

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Наше международное сообщество волонтёров упорно работает каждый день, чтобы рассказать вам о недостаточно освещённых историях по всему миру, но мы не можем делать это без вашей помощи. Поддержите наших редакторов, технологию и правозащитные кампании, сделав пожертвование для Global Voices!

Поддержать нас

Показать все языки? Мы переводим статьи Global Voices, чтобы гражданские медиа со всего мира были доступны каждому.

Узнайте больше о проекте Lingua  »

Иран в рассказах иранских журналистов и писателей, живущих за границей

The image of the leader of the Iranian Revolution Imam Khomeini on the wall of a building in Sanandaj, in the capital of Iranian Kurdistan Province, as seen through an open window. Photo by Jordi Boixareu. Copyright Demotix

Взгляд через открытое окно на изображение лидера иранской революции Имама Хомейни на стене здания в Сенендедже, столице иранской провинции Курдистан. Авторство фото: Jordi Boixareu. Авторские права: Demotix

Сооснователь Global Voices Этан Цукерман охарактеризовал «фигуры-мосты» как тех людей, которые горячо увлечены идеей донесения и раскрытия своей родной культуры людям других культур. Так как наше освещение Ирана имеют целью «построить мост» через пропасть между внешним взглядом на Иран и самой страной, иранский раздел Global Voices запустил серию интервью с различными иранскими журналистами и писателями, которые взяли на себя эту роль.

Цель этих интервью — понять, как и почему эти люди, строящие карьеру, рассказывая о хитросплетениях и сложностях полной противоречий страны, объясняют Иран неиранцам.

Гульназ Эсфандиари: «Я думаю, что использование социальных медиа в Иране и их значимость всё более возрастают»

Гульнар Эсфандиари работает старшим корреспондентом на Радио «Свобода» и является одним из немногих англоязычных журналистов за пределами Ирана, пишущих об особенностях и мало освещённых сторонах иранского общества и политики.

Читать далее: Беседа с Гульназ Эсфандиари, связывающей мир англоязычной журналистики с Ираном
Golnaz Esfandiari spoke to us about her experiences reporting Iran. Photo was taken at the Sixt Al Jazeera Forum in March, 2011. Used with permission from Golnaz.

Фото использовано с разрешения Гульназ Эсфандиари.

В интервью с Global Voices она сказала:

Я думаю, что использование социальных медиа в Иране и их значимость всё более возрастают. Это признаётся государственными чиновниками, и я вижу, что внутри страны становится всё больше людей, использующих социальные сети и приложения. Я действительно полагаю, что с 2009 года использование социальных медиа значительно возросло. Некоторые иранцы рассказывали мне, что они присоединились к Twitter после того, как узнали о многих необоснованных утверждениях о «Twitter-революции» в Иране. Социальные сети облегчили свободное общение и доступ к запрещённой или засекреченной информации, теперь люди имеют возможность обсуждать табуированные темы относительно открыто. В социальных сетях также нередко ставят под сомнение проводимую государством политику и продвигаемые сверху властные установки.

Келли Голнуш Никнеджад: «Нужно быть журналистом, но также и психиатром, профессором и телепатом»

Иранская медиа-предпринимательница Келли Голнуш Никнеджад — основательница «Tehran Bureau», базирующегося на сервере The Guardian успешного новостного агентства, которое освещает Иран и иранскую диаспору. Её проект — один из ведущих источников репортажей, дающий «динамический» взгляд на культуру, политику и народ страны.

Niknejad takes a selfie of herself in her Boston home before a conference. Photo by Niknejad, and used with permission.

Фото Келли Голноуш Никнеджад, используется с разрешения.

Читать далее: Как «Тегеранское бюро» Келли Голнуш Никнеджад соединяет Иран и Запад

На вопрос о заблуждениях неиранцев об Иране она ответила:

Когда дело доходит до Ирана, я часто ловлю себя на том, что должна проделать весь путь обратно до 1979 года, объясняя изменения, происходившие десятилетия за десятилетиями, просто чтобы понять настоящее. Иногда даже самим иранцам трудно поверить в то, что происходит в стране, не говоря уже об неиранцах. Это объясняет, почему необходимо освещать Иран «снизу вверх», ведя хронику жизни простых людей. Освещать страну, рассказывая о заявлениях правящей элиты, —  это, возможно, наименее интересный или информативный вариант журналистики. Вот почему даже очень опытные люди, которые следят за новостями об Иране, не имеют ни малейшего понятия о том, что там происходит. Хотя, конечно, если бы они следили за Tehran Bureau, они бы получили очень динамический взгляд.

Нина Ансари: «Я убеждена, что женщины будут играть важнейшую роль в любых переменах в Иране»

Нина Ансари — автор книги «Жемчужины Аллаха: неизвестная история женщин в Иране», впервые осветившей историю ведущих феминистских движений страны с конца XIX века по настоящее время.

jewels of allah_cover

Обложка “Жемчужин Аллаха”

Книга объясняет, как женщины повлияли на недавнюю историю Ирана и продолжают делать это, при этом борясь за равноправие в обществе, в котором традиционно у них не было почти никаких прав.

Читать далее: Интервью с иранской феминисткой Ниной Ансари накануне решающего раунда переговоров по иранской ядерной программе

Ансари сказала, что она смотрит на будущее Ирана и место женщин в нём «с осторожным оптимизмом».

Просто потому, что я вижу их [иранских женщин] стойкость. Эта стойкость уже позволила им добиться определённых результатов: женщинам всё ещё не позволяется работать судьями, но в настоящее время они уже могут служить судебными следователями. Женщинам был запрещён доступ к некоторым профессиям, но их многолетняя борьба за свои права привела к тому, что теперь они могут работать в ранее «чисто мужских» областях, таких как медицина или инженерное дело. Я — осторожный оптимист, и я убеждена, что женщины будут играть важнейшую роль в любых переменах в Иране

Саид Камали Деган: «Они видят Иран как чёрное и белое, а Иран не таков. Это спектр, это радуга»

Саид Камали Деган является автором более 800 связанных с Ираном публикаций — как журналист он пишет об Иране для The Guardian и является одним из немногих иранцев, работающих на крупное англоязычное СМИ.

Большая часть его репортажей относится к нарушениям прав человека в Иране, но, как он сказал в интервью по телефону, «общей проблемой многих западных медиа-организаций является тот факт, что они видят Иран как чёрное и белое, а Иран не таков. Это спектр, это радуга».

Фото используется с разрешения Саида Камали Дегана.

Читать далее: Саид Камали Деган об освещении Ирана для The Guardian

Так Саид говорит о сложностях освещения страны, к которой журналист имеет эмоциональную привязанность:

Как иранец я имею эмоциональную привязанность к стране, но, когда я пишу новости, я отступаю и стараюсь быть беспристрастным. Но мне позволено выражать моё мнение, когда я пишу публицистические статьи, и я делал такие вещи. Я писал о том, почему Канада ошибается в отношениях с Ираном, из-за чего канадский министр иностранных дел обвинил меня в Twitter в работе на иранские власти. На меня нападали некоторые люди, которые обвиняли меня в работе на иранцев, и другие, которые обвиняли меня в работе на британцев. Я надеюсь, что это знак того, что я хорошо делаю свою работу!

Омид Мемариан: «Превратить взрывоопасный гнев во что-то конструктивное — это искусство»

Омид Мемариан ранее был популярным у читателей журналистом в Иране, а теперь он работает в США, освещая иранские новости как для англоязычной, так и для персоязычной аудитории. В нашем интервью мы поговорили с ним об особенностях освещения Ирана для различных аудиторий и его журналистском опыте в Иране и других странах.

Омид Мемариан, иранский журналист, живущий в Нью-Йорке.

Читать далее: Иранский журналист Омид Мемариан

Мемариан описывает свой опыт жизни и освещения гражданского общества с точки зрения журналиста в Иране:

В Иране были и всё ещё есть люди, которые считают, что, поддерживая организации гражданского общества, политические партии и независимые средства массовой информации, Исламская Республика могла бы постепенно меняться изнутри. С другой стороны, есть силы, которые пытаются доказать, что они не правы, и один из способов этого добиться — сделать окружающую обстановку настолько угрожающей, чтобы никто не посмел продолжить свою деятельность в этой области.

 

Хуман Маджд: «Иран не является уникально парадоксальным: уникально то, что большинство людей не знают об Иране»

Сейчас мы находимся на переломном моменте для внешней политики США. За несколько недель до конца президентского срока Обамы присутствует серьёзная вероятность того, что США откажутся от определяющего проекта сближения со своим давним врагом, Исламской Республикой Ирана. На заре президентства Дональда Трампа, которое обещает быть любопытной версией бескомпромиссного и воинственного республиканизма, я решила, что это подходящее время для разговора с журналистом и писателем Хуманом Мадждом. Его книги, статьи и комментарии, объясняющие «парадоксы Ирана», широко распространились в американских СМИ в эпоху Буша, когда «ястребиная» риторика против иранского правительства являлась основной чертой внешней политики и образа Ирана в СМИ начала 2000-х годов.

Хуман Маджд известен как «голос Ирана» в западном мире. Портретное фото Кена Бровара, использовано с разрешения.

Читать далее: Диалог с Хуманом Мадждом, мостом между Ираном и американскими СМИ

О том, стало ли меньше заблуждений об Иране с момента выхода в 2008 году его книги [анг], посвящённой развенчанию заблуждений об иранском обществе у американской аудитории:

Ахмадинежад был первым, кто сделал себя доступным для СМИ, которые являются источником множества негативных вещей. Но ирано-американцы и ирано-американцы много пишут о культуре последние годы и ирано-американцы и сами иранцы намного больше ездят между Ираном и США. Они понимают всё немного лучше, появилось несколько книг. Иран не является уникально парадоксальным: уникально то, что большинство людей не знают об Иране.

Еженедельная рассылка Global Voices по-русски

Подпишитесь на лучшие истории от Global Voices по-русски!
* = required field
Нет, спасибо